Заместитель директора Института торговой политики НИУ ВШЭ Марина Глазатова о российском рынке металлургии и ее регулировании в 2020 г.

9 февраля ФАС России сообщил о результатах расследования роста цен на рынке металлопродукции. Отмечается, что каких-либо условий для возникновения дефицита или усиления рыночной власти отдельных участников российского рынка пока нет. Однако есть рост мировых цен, которые находятся на рекордном за последние годы уровне. ФАС связывает такое положение с оживлением мирового спроса на металлопродукцию после снятия ограничительных мер по борьбе с пандемией COVID-19 летом 2020 года.

Надо сказать, что такая ситуация характерна не только для рынка металлопродукции. Замедление экономической деятельности в прошлом году, связанное с общемировым “инфекционным” локдауном, обернулось общим оживлением в связи с активной поддержкой большинством стран национального бизнеса и населения. В результате массированной “ресурсной атаки” международные рынки приобрели состояние неустойчивого равновесия, которое характеризуется жесткой конкуренцией и создает возможности для передела.

Следует отметить, что рынок металлопродукции – один из семи, на которых Россия прочно отвоевала себе место в ТОП-10 ведущих мировых экспортеров.

Зависимость от мирового рынка для российского металлургического производства является очень важной. Особенно сейчас, когда лидер экспорта по группе продукции черной металлургии Китай, заместив падающую долю Японии (за последние 20 лет сократилась почти вдвое – до 6,5%), подошел к развилке: за счет доли каждого следующего экспортера из ТОП-5 в этой отрасли он будет наращивать свои объемы. По прогнозам Deloitte в Китае рост производства продолжится благодаря программам стимулирования капиталовложений, эксперты EIU предполагают рост на 4%. Индия и Корея также остаются в топе. Кроме того, мировой импортер ЕС ужесточает условия поставок, вводя зависимость производства от уровня низкоуглеродного потребления электроэнергии. В этих условиях удерживать присутствие становится все труднее.

При этом экспорт металлургической продукции играет очень важную роль для экономики российских регионов. В пяти субъектах-лидерах экспорт превышает 10% от регионального ВВП (в Челябинской и Кемеровской областях), близка к 20% в Вологодской и Белгородской областях, а в Липецкой области этот показатель близок к половине. В 2018 – 2019 гг. на пять регионов (Липецкая, Белгородская, Челябинская, Кемеровская, Вологодской области) приходилось 63,2% всего российского экспорта черных металлов, а на 10 регионов (еще плюс Свердловская, Оренбургская, Тульская области, г. Санкт-Петербург и Краснодарский край) – 86,5%. В совокупности в перечисленных регионах проживает почти 28,8 млн. человек.

Все крупнейшие предприятия экспортеры металлургической продукции – градообразующие, их деятельность социально значима. Они также формируют основу связанных производств и услуг, поэтому внутренний рынок, несомненно, имеет существенное значение для целей устойчивого развития.

Решение о введении временных экспортных пошлин на отходы и лом черных металлов в размере 5%, но не менее 45 евро за тонну, повлияло на отгрузку на внешний рынок. По данным ИПЭМ, если в декабре 2020 г. произошло увеличение на 9,1% по отношению к декабрю 2019 г., то такое соотношение (месяц к месяцу) в январе 2021 г. показывает падение (-)3,2% по отношению к январю 2020 г. При этом аналогичное январское соотношение по внутреннему рынку также не добавляет позитива – (-)2,6%.

Однако не стоит делать выводы о необходимости консервировать ресурсы. Российский бизнес с одной стороны понимает и поддерживает сокращение экспорта лома, с другой – негативно относится к ужесточению регулирования в направлении металлопроката.

Появление обратного эффекта – роста внутренних цен – совсем не тот ответ, который ожидается в результате вывозных ограничений. При том, что введение вывозной пошлины как раз было спровоцировано ростом цен и направлено на их понижение. Действительно, в феврале цены стали снижаться. Эксперты отмечают, что на споте стоимость арматуры уменьшилась примерно на 10% по сравнению с пиком в первой половине января. На внешнем рынке российские поставщики также сталкиваются с понижением спроса, что, однако, носит временный характер и в значительной степени связано с демпингом китайских поставщиков. В конце 2020 г. они снизили цену на 15% по отношению к продукции российского производства и стран СНГ. Ожидается, что некоторое насыщение сменится активизацией.

И хотя трейдеры замерли в ожидании, с точки зрения масштабов влияния на внутреннее ценообразование в физических объемах (тыс. тонн) российский экспорт металлопродукции составляет всего 20% от производства (21,1% в 2018 г. и 18,9% в 2019 г.). Несмотря на это внешний рынок исторически играет очень важную роль в сбыте металлургической продукции. Поэтому сохранение экспортного присутствия принципиально важно для нормальной работы металлургической отрасли. Экспорт приобрел особое значение в 90-е годы. В период острого трансформационного кризиса внутренний спрос резко сократился и отрасль оказалась практически на грани остановки. Поэтому внешние рынки стали единственной возможностью обеспечить сбыт и сохранить объемы выпуска, а также уравновесить социальную среду в регионах. Металлургические предприятия были в числе первых российских бизнесов, которые успешно освоили мировой рынок. В конце 90-х годов экспортировалась почти половина производимой металлургической продукции. В 1995-2000 г., сложнейший для российской экономики период, предприятия черной металлургии обеспечивали до 8% всей экспортной выручки страны, которая остро нуждалась в поступлении валютных ресурсов. По мере стабилизации, баланс сместился в сторону поставок на внутренний рынок. При этом объемы экспорта металлургической продукции значительно увеличивались.

В этот период уже складывалась схема регулирования торговли металлургической продукцией. В отличие от экспорта цветных металлов, экспорт продукции черной металлургии не облагался пошлинами. Также не применялись и существовавшие тогда многочисленные нетарифные ограничения. Напротив, инструменты регулирования были направлены на создания условий для эффективной работы отрасли и ее поддержку. Тогда тоже действовала экспортная пошлина на лом черных металлов, однако эта мера была направлена на предотвращение вывоза по бросовым ценам металлического лома. И декабрьское решение 2020 г. принималось совершенно в русле этой логики: вывоз лома ограничивается экспортными пошлинами, что способствует сохранению его ресурсов на внутреннем рынке. Однако, даже в периоды острого дефицита бюджетных средств, ограничение экспорта не распространялось на продукцию черной металлургии, создающую добавленную стоимость и представляющую Россию как несырьевого экспортера.

Говоря о практике регулирования крупных системообразующих экспортных отраслей, следует учитывать и еще одно. Опыт показал, что стабильное обеспечение потребителей продукции экспортоориентированных отраслей неотделимо от успешной работы на внешнем рынке. Снижение объемов экспорта и экспортных доходов вынуждает компании компенсировать поступление финансовых путем повышения цен на внутреннем рынке. Поэтому на практике возникновение препятствий для экспорта может давать обратный эффект – снижения внутренних цен не происходит, а иногда они даже растут, что влечет необходимость дополнительных болезненных мер по регулированию рынка.

Источник: «Независимая газета»