Skip to content

Еще раз о б/у трубах

16 мин.

Опубликованно: 7 декабря 2020

Мнения экспертов

Еще раз о б/у трубах

А.А. Зеленин

Генеральный директор

ООО «РА Русмет»

07/12/2020

 

4 декабря 2020 года ООО «РА Русмет» совместно с НСРО «РУСЛОМ.КОМ» провело семинар с представителями бизнеса по вопросам реализации б/у труб. Обсуждение проблем вызвало жаркую дискуссию по вопросам реализации и использования б/у труб, что подчеркнуло актуальность заявленной темы (запись выложена на сайте Русмет). Участники сделали доклады и презентовали оригинальные способы и подходы к вовлечению б/у труб в последующий хозяйственный оборот. ООО «РА Русмет», на основе анализа выступлений участников, предлагает свое видение проблем вовлечения б/у труб в хозяйственный оборот. Кроме того, на наш взгляд, неоправданно мало было уделено вопросу об источниках происхождения б/у труб, а ведь это тоже важная и не менее проблематичная часть отношений.

Еще в Древнем Риме перед юристами ставился вопрос, остается ли бревно или камень, вставленные в стену дома, самостоятельным имуществом, или же таким образом происходила их гибель как индивидуально определенных вещей. В зависимости от решения этого вопроса, наступали определенные правовые последствия для собственников соответствующих вещей. В частности, если эти вещи продолжали самостоятельно существовать, то собственник мог истребовать данные вещи у лица, в стену дома которого бревно или камень были встроены. Обратная ситуация означала, что собственник таких вещей вправе был рассчитывать только на компенсацию убытков со стороны собственника дома, в связи с гибелью соответствующих вещей.

Вопрос был решен в пользу деликтной модели, которая более соответствовала интересам общества, ведь по существу защищала более ценные вещи (здания, строения). Предоставление собственнику включенного в стену бревна или камня возможности изъять его, привело бы к необходимости порчи или даже уничтожения зданий, что было неоправданно расточительным подходом, который противоречил интересам землевладельцев.

Но было и продолжение этой истории с точки зрения обратного изъятия материалов из стен дома. Изъятое из стены бревно или камень уже становились собственностью лица, в собственности которого было здание.

Обращение к истории права в данном случае выглядит уместным, так как российская правовая реальность корнями уходит в европейскую правовую традицию. Тенденции решения обозначенных дилемм российскими судами в случаях с обращением б/у труб, выводят нас к принципам, которые были сформированы еще в древнеримскую эпоху. В этом направлении ситуация, которой давали оценку в части определения соотношений строительного материала и созданного здания римские юристы, в своих общих чертах отражает ту же ситуацию, которая присутствует при обращении б/у труб.

Начнем с самого начала, с производства труб. Производство трубы из металла означает переработку одного материала (металла в виде родовой вещи) в другой, и создание индивидуально определенной вещи, собственно трубы, как продукции.

Согласно пункту 1 статьи 219 ГК РФ право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом. Также в соответствии со статьей 220 ГК РФ если иное не предусмотрено договором, право собственности на новую движимую вещь, изготовленную лицом путем переработки не принадлежащих ему материалов, приобретается собственником материалов. Однако если стоимость переработки существенно превышает стоимость материалов, право собственности на новую вещь приобретает лицо, которое, действуя добросовестно, осуществило переработку для себя.

Таким образом, собственником трубы, как вещи движимой, на практике становится, либо собственник сырья из которого производится труба, либо лицо, по заказу которого сделана соответствующая продукция.

Но труба, сама по себе в хозяйстве не имеет ценности. Любая изготовленная труба становится частью технологической системы, которая обеспечивает выполнение тех или иных хозяйственных задач водоснабжение и водоотведение, транспортировку газа, нефти, нефтепродуктов аммиака и других веществ. В этом смысле труба, как индивидуально определенная вещь, должна прекратить свое существование и стать частью другого, более сложного объекта – трубопровода.

С точки зрения классификации трубопроводов в качестве вещей, можно говорить о них, как о движимых, так и о недвижимых вещах.

Согласно пункту 1 статьи 130 ГК РФ к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

На практике, большинство, особенно магистральных трубопроводов, оформляются в виде недвижимого имущества – линейных сооружений или более сложных объектов – производственно–технологических комплексов (ПТК) или единых недвижимых комплексов (ЕНК) (пункты, 1, 8, 10, 12, части 4, а также пункты 12, 13, части 5 статьи 8, статья 40 Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости»)[1]. При этом в соответствии со статьей 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Из существа нормативного регулирования видно, что труба как вещь перестанет быть таковой, как только будет сформирована иная вещь в виде новой недвижимости – трубопровода.

Формирование вновь созданной вещи – трубопровода, как недвижимого имущества, произойдет только с момента ее кадастрового учета (часть 7 статьи 1 Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости»). При этом законодательство предусматривает, чтобы при создании трубопровода в виде недвижимости, факт ее создания в качестве недвижимости (постановка на кадастровый учет) сопровождался и регистрацией прав на нее (часть 1 статьи 15, статья 40 Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости»). Тем самым, момент возникновения трубопровода при его строительстве приурочен к моменту регистрации прав на него. С этого момента говорить о трубе, которая включена в состав трубопровода, в том числе в составе ПТК или ЕНК, как о самостоятельном объекте, некорректно.

Однако, до того момента, как регистрация произведена, что собой представляет труба?

В данном случае вопрос можно расширить до определения трубы в составе трубопровода, который является движимым имуществом (например, газопроводы низкого давления вне состава ПТК, системы водоотведения).

Ответ на такой вопрос может быть найден в том, чтобы признавать такие вещи составной частью земельного участка либо прав на него, на основании которых соответствующий трубопровод размещается (например, такая логика выстраивается на основе анализа Определений ВАС РФ от 24 сентября 2013 г. № 1160/13, постановления Президиума ВАС РФ от 28.05.2013 г. № 17085/12, от 26.10.2010 г. № 11052/09, от 17.01.2012 № 4777/08, Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2016), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 13.04.2016 г.).

В любом случае, с момента присоединения трубы к трубопроводной конструкции, или ее физического объединения с земельным участком, труба, как имущественный объект перестает существовать. Таким образом, труба перестает выступать самостоятельным объектом на много раньше, чем произведены формальности по фиксации прав на трубопровод.

Отсюда вытекают важные выводы. Во–первых, приобретение трубопровода, даже пришедшего в негодность (отслужившего срок эксплуатации), не связано с ведением лицензируемой деятельностью в соответствии с пунктом 30 части 1 статьи 12 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности». Во–вторых, обезличивание труб в составе новых недвижимых вещей трубопроводов налагает на правообладателя дополнительные обязанности, связанные с их демонтажем, утилизацией, ремонтом и реконструкцией, то есть при выполнении работ, в результате которых происходит высвобождение так называемых б/у труб.

Во втором случае необходимо выполнять формальности, которые диктует законодательство о государственной регистрации, Земельный и Градостроительный кодексы РФ (ЗК РФ и ГрК РФ).

Так, при смене трассировки трубопровода потребуется утверждение проектов планировки, получения разрешений на строительство и на ввод объекта в эксплуатацию, подготовка нового технического плана (пункты 14–14.3. статьи 1, 51 и 55 ГрК РФ), проведение нового кадастрового учета и регистрации прав.  Постановлением Правительства РФ от 12 ноября 2020 г. № 1816 «Об утверждении перечня случаев, при которых для строительства, реконструкции линейного объекта не требуется подготовка документации по планировке территории, перечня случаев, при которых для строительства, реконструкции объекта капитального строительства не требуется получение разрешения на строительство, внесении изменений в перечень видов объектов, размещение которых может осуществляться на землях или земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, без предоставления земельных участков и установления сервитутов, и о признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации» частные случаи при строительстве (реконструкции) трубопроводов выведены из под серьезных бюрократических процедур. Так, перечень случаев, при которых для строительства, реконструкции объекта капитального строительства не требуется получение разрешения на строительство включает теперь, строительство, реконструкцию тепловых сетей, транспортирующих водяной пар с рабочим давлением до 1,6 мегапаскаля включительно или горячую воду с температурой до 150°С включительно, а также водопроводов и водоводов всех видов диаметром до 500 мм; линейных сооружений водоотведения диаметром до 1000 мм; линейных объектов, размещаемых пользователем недр в целях проведения работ по геологическому изучению недр и (или) разведки и добычи полезных ископаемых в границах участков недр, при условии, что такие объекты не являются особо опасными, технически сложными и уникальными объектами и одновременно строительство, реконструкция таких объектов осуществляются за пределами границ населенных пунктов.

Постановлением допускается размещение площадок для строительной техники и строительных грузов, если проектом организации строительства размещение таких площадок предусмотрено за границами земельного участка, на котором планируются и (или) осуществляются строительство, реконструкция объекта капитального строительства, а также некапитальные строения, предназначенные для обеспечения потребностей застройщика (мобильные бытовые городки (комплексы производственного быта), офисы продаж) путе оформления разрешения (Глава V.6. ЗК РФ).

Это существенно упростит работы с теми же трубопроводами, размещением полученных из них отходов на строительных площадках, в виде тех же б/у труб, трудности с чем отмечали участники семинара.

Одновременно, высвобождение б/у труб из трубопровода возможно и при помощи капитального ремонта и сносе объектов. ГрК РФ дает такое определение указанным работам (пункты 14.2. — 14.4. ГрК РФ):

капитальный ремонт объектов капитального строительства (за исключением линейных объектов) — замена и (или) восстановление строительных конструкций объектов капитального строительства или элементов таких конструкций, за исключением несущих строительных конструкций, замена и (или) восстановление систем инженерно-технического обеспечения и сетей инженерно-технического обеспечения объектов капитального строительства или их элементов, а также замена отдельных элементов несущих строительных конструкций на аналогичные или иные улучшающие показатели таких конструкций элементы и (или) восстановление указанных элементов;

капитальный ремонт линейных объектов — изменение параметров линейных объектов или их участков (частей), которое не влечет за собой изменение класса, категории и (или) первоначально установленных показателей функционирования таких объектов и при котором не требуется изменение границ полос отвода и (или) охранных зон таких объектов, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом;

снос объекта капитального строительства — ликвидация объекта капитального строительства путем его разрушения (за исключением разрушения вследствие природных явлений либо противоправных действий третьих лиц), разборки и (или) демонтажа объекта капитального строительства, в том числе его частей.

С проведением указанных работ, а также обычного ремонта, когда допускается замена отдельных частей трубопровода и высвобождаются пришедшие в негодность трубы и возникает вопрос с отходами производства и потребления.

Согласно статье 1 Федерального закона «Об отходах производства и потребления» отходы производства и потребления — вещества или предметы, которые образованы в процессе производства, выполнения работ, оказания услуг или в процессе потребления, которые удаляются, предназначены для удаления или подлежат удалению в соответствии с настоящим Федеральным законом. При этом отдельно Закон упоминает лом и отходы цветных и (или) черных металлов – то есть пришедшие в негодность или утратившие свои потребительские свойства изделия из цветных и (или) черных металлов и их сплавов, отходы, образовавшиеся в процессе производства изделий из цветных и (или) черных металлов и их сплавов, а также неисправимый брак, возникший в процессе производства указанных изделий.

Поскольку основным материалом большинства труб, особенно из состава магистральных трубопроводов, является металл, возникают справедливые вопросы об отнесении их к предусмотренным Федеральным законом «Об отходах производства и потребления» категориям. Верная квалификация полученных при ремонте или демонтаже трубопроводов труб несет в себе необходимость обладания оператором двух различных лицензий: на обращение с ломом или отходами металлов или с отходами производства и потребления (пункты 34 и 30 части 1 статьи 12 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности») с присущим им специальными порядками регламентации.

По общему правилу, вначале, изъятая из состава трубопровода б/у труба становиться отходом, а затем, путем совершения с ней манипуляций по очистке и обезвреживанию, доводится до степени лома, и тем самым, может передаваться для обращению оператору, имеющему лицензию на лом и отходы металлов.

И тут следует отчасти вернуться к вопросу, который более 2 тысяч лет назад решали римские юристы: что собой представляет изъятое из стены здания бревно или камень? С точки зрения права, юристы говорили о праве собственности на бревно или камень правообладателя здания.

Однако у древнеримских знатоков права не стоял в повестке дня вопрос о том, являются ли соответствующий камень или бревно отходом. Несмотря на это, данный ими ответ уже подразумевает решение и этого вопроса.

Дело в том, что только собственник решает дальнейшую судьбу принадлежащего ему имущества, как фактическую, так и юридическую. Отправление имущества в «отход» означает определение ее фактической судьбы. Тем самым, только собственник может определить, пришло ли его имущество в негодность. Это охватывается и правилами о риске порчи и уничтожения имущества (статья 211 ГК РФ).

В нашем случае на месте здания стоит трубопровод, а на месте бревна – изымаемая, пришедшая в негодность труба.

Таким образом, что и подтвердили участники семинара, ссылаясь на судебную практику, только собственник трубопровода и может в дальнейшем определить и перевести в режим отхода отделенную от трубопровода часть — б/у трубу. Это дает ему возможность, после отделения трубы от трубопровода, отчуждать ее без каких-либо ограничений, которые устанавливает Федеральный закон «Об отходах производства и потребления», как новую вещь.

Однако, тут есть много вопросов. В частности, б/у трубы, хоть они и представляют собой с юридической точки зрения, как это не парадоксально, новую вещь, могут представлять собой реальную опасность для окружающей природной среды (в частности, это справедливо для нефтепромысловых инженерных сооружений).

Отметим, что извлечение труб из трубопровода не является некоей прихотью собственника. В большинстве случаев, этот процесс связан с заменой пришедших в негодность конструктивных узлов в виде непригодных труб на новые. Хотя, гипотетически возможно извлечение вполне пригодных труб при плановой их замене, все же целью работ является извлечение негодных элементов трубопровода.

Таким образом, универсального решения для всех случаев изъятия труб из действующих трубопроводов быть не может. В результате только суд, как правоприменяющий орган, установит, идет ли речь в конкретном случае о трубах как об отходах, или же, как о новом имуществе. В этих случаях, большая роль будет предоставлена судейскому усмотрению. В этом случае суды, решая вопрос об отнесении извлеченной трубы к отходу, должны учитывать состояние трубы, в разрезе того, в составе какого трубопровода она находилась. К тому же, собственникам трубопроводов и контрагентам, приобретающим извлеченные б/у трубы, понадобится в каждом случае для снятия риска идти в судебный процесс, что обременительно и затруднит оборот.

Такой подход не несет в себе правовой определенности, так как суды, особенно на первых инстанциях могут идти по формальному пути, и отказываться признавать правоту собственника, который конечно, не заинтересован в переводе его имущества в режим отходов, так как это налагает на него дополнительное бремя. То есть мы будем иметь разные подходы, включающие в себя риск двусмысленной трактовки при применении норм законодательства.

В постановлении Конституционного Суда РФ от 25 апреля 1995 г № 3-П отмечено, что «общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, поскольку такое равенство может быть обеспечено только при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями». В этом смысле, конечно, требуется более четкое решение обозначенных на семинаре вопросов в нормативном плане.        

По нашему мнению, необходимо переквалифицировать номенклатуру отходов, применительно к трубам. В частности, нет оснований включать в них трубы, изъятые из трубопроводов, представляющих собой теплосети, системы водоснабжения, газопроводы низкого давления. В итоге мы должны получить объекты, которые представляют собой реальную опасность для экологической обстановки, в частности, объекты химии и нефтехимии. Для последних должны быть введены специальные нормы для допуска к работе с ними (реконструкция, ремонт, демонтаж).

При введении номенклатуры извлекаемых из трубопроводов труб, которые будут также иметь режим отходов, надо учитывать цель введения в законодательство соответствующей категории.

Так, согласно преамбуле Федерального закона «Об отходах производства и потребления» этот Закон определяет правовые основы обращения с отходами производства и потребления в целях предотвращения вредного воздействия отходов производства и потребления на здоровье человека и окружающую среду, а также вовлечения таких отходов в хозяйственный оборот в качестве дополнительных источников сырья. В этом смысле, нет основания вводить какие-либо ограничения на обращение имущества, которое не представляет собой опасности для здоровья человека и окружающей природной среды.

При этом вводить требования к использованию соответствующих отходов   необходимо не постфактум, когда соответствующие элементы (трубы) извлечены из состава трубопровода, а уже на стадии допуска к опасному объекту, пока он еще находится в земле.

По такому пути идут и трейдеры б/у трубами. В частности, один из организаторов торгов АО «Российский аукционный дом» выставляет на аукцион либо объект недвижимости в виде магистрального трубопровода, либо трубы, как вещи, которые будут получены в будущем (пункт 2 статьи 455 ГК РФ). И в том и другом случае к участнику предъявляются требования об обладании лицензией на обращение с отходами, либо необходим договор с соответствующей подрядной организацией. Хотя, казалось бы, что такие требования излишне, так как речь идет о вполне обычном объекте — трубопроводе.

Для целей проведения реконструкции, капитального ремонта и демонтажа объектов капитального строения статья 48.1. ГрК РФ вводит понятие особо опасных и технически сложных объектов. Понятно, что допуск к ним должен обеспечиваться не только получением градостроительных допусков, но и наличием специальных лицензий. Вместе с тем, это требует усиления внутренней градации, которая учитывает опасность не только самих объектов, но и изъятых из них конструктивных элементов. По видимому, это требует расширения сферы регулирования по таким объектам самого ГрК РФ и включения в него отношений не только по капитальному, но и по текущему ремонту.

Тем самым, как только объект капитального строительства определен, как особо опасный, все манипуляции с ним должны вестись квалифицированным оператором с необходимой лицензией на отходы. Извлекая конструктивные элементы из такого объекта даже при минимальном ремонте, оператор должен будет обеспечить утилизацию и обезвреживание отходов, после чего в оборот будет вовлекаться вполне оборотоспособное имущество, в виде вторресурсов, либо лома металлов.

До корректировки законодательства, мы все же рекомендуем придерживаться «подстраховочных» механизмов, которые используются при приобретении подобного рода имущества. Наиболее безболезненными при этом нам видятся способы приобретения трубопроводов, как самостоятельных сооружений, либо приобретение б/у труб или лома металлов, которые будут получены в будущем при демонтаже трубопровода. И в том и другом случае собственник должен иметь лицензию на утилизацию или взять подрядчика с такой лицензией, который обеспечит утилизацию труб до кондиции товарного лома или вторичного сырья. При приобретении б/у труб, которые будут получены в будущем путем изъятия из трубопроводов, возможно установить качественные характеристики закупаемого имущества, включая очистку их до состояния лома и отходов металлов (статья 469 ГК РФ).

Кейс с квалификацией отделенных от трубопровода труб в виде самостоятельного нового имущества, хотя он и признан в рамках решения Верховного Суда РФ, не может рассматриваться в качестве универсального, по той причине, что ремонт всегда завязан на замену непригодных узлов, что по общему правилу, может расцениваться как имущество, попадающей под признаки статьи 1 Федерального закона «Об отходах производства и потребления». Есть и процессуальные препятствия к этому, поскольку это решение в виде определения, то есть решение по конкретному делу, обязательное только для участвующих в споре лиц. На уровне пленума или информационного письма анализируемые вопросы пока не разрешались.

Подводя итог изложенному, подчеркнем мысль о том, что вовлечение б/у труб в хозяйственный оборот является комплексной проблемой, которая не может решаться изолировано в отрыве от процессов их производства, эксплуатации в рамках трубопроводов, которые являются самостоятельными, зачастую недвижимыми вещами, их демонтажем в соответствии с градостроительным законодательством.

На протяжении сроков своей технологической жизни труба, как продукция металлургического завода, меняет свой статус около четырех раз. Первый раз труба становится частью земельного участка, на котором она размещается в качестве строительного объекта (объекта капитального строительства). Второй раз труба сливается с режимом недвижимости – трубопровода. Третий раз изымается из него в виде новой вещи, в форме отхода или б/у имущества. Далее поступает в оборот в виде лома и отходов металлов, либо в виде восстановленной трубы и продолжает новый цикл. Все это требует пристального внимания законодателя не только к каждому из этапов использования труб, но и к созданию целостного, последовательного и непротиворечивого порядка их использования.

 

[1] Допускается также включение труб в состав такого объекта, как объект незавершенного строительства (пункт 1 и 11 части 4 статьи 8, Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости»).

Наверх

Мероприятие

с 5 апреля, 2023 по 7 апреля, 2023


Время начала - 09:00
Время завершения - 18:00

Ежегодная выставка Moscow International Recycling Expo и 18-й международный форум «Лом черных и цветных металлов» состоятся 5-7 апреля 2023 г. в Центре международной торговли в Москве. Ежегодно в мероприятии принимают участие более 1 000 лидеров рынка по обращению с ломом и отходами производства и потребления, металлургии и смежных отраслей со всего мира.

Подробнее ...