ФАС разработала условия, на которых американская компания Alcoa может стать владельцем Самарского и Белокалитвинского металлургических заводов
ФАС разработала «поведенческие условия», выполнив которые мировой лидер по производству первичного алюминия Alcoa сможет наконец-то стать полноправным хозяином Самарского и Белокалитвинского металлургических заводов, ранее принадлежавших российскому холдингу Олега Дерипаски «Русский алюминий».

Речь идет, в первую очередь, о том, чтобы купленные американцами предприятия «РусАла» продолжили исполнение всех существующих договоров с российскими предприятиями, в том числе стратегически важных для государства. Участники сделки воздерживаются от комментариев, однако отраслевые аналитики полагают, что «поведенческие условия», которые ФАС вчера разместила на своем сайте, – это всего лишь технический документ и что сделка «РусАла» с Alcoa уже давно оформлена.

Компания «РусАл» входит в тройку мировых лидеров по производству первичного алюминия. Компания была создана в марте 2000 г. в результате слияния ряда крупнейших алюминиевых и прокатных заводов СНГ. На долю «РусАла» приходится 75% российского производства первичного алюминия и 10% – мирового. «РусАл» – вертикально интегрированная компания, на предприятиях которой осуществляется полный цикл: от добычи и переработки сырья до производства первичного алюминия, полуфабрикатов и продукции высокого передела. Американская Alcoa — лидер мировой алюминиевой индустрии, ведущий производитель глинозема, первичного алюминия и полуфабрикатов.

Информация о кулуарных переговорах между «РусАлом» и Alcoa появилась в конце 2003 г. – тогда, по сообщениям некоторых СМИ, речь шла о продаже значительной части акций «РусАла» американским инвесторам. Участники рынка поговаривали тогда о том, что американцам достанется контрольный пакет акций крупнейшего производителя алюминия в России. Сначала представители «РусАла» отказывались комментировать эти сведения, однако через некоторое время выяснилось, что речь идет о продаже двух прокатных заводов, входящих в структуру «РусАла», – Самарского и Белокалитвинского. Свое желание продать упомянутые выше активы «РусАл» объяснял тем, что на внутреннем рынке продукция прокатных заводов не находит широкого спроса. Вскоре делегация Alcoa приехала в Россию, для того чтобы провести аудит на алюминиевых объектах – Самарском металлургическом заводе и Белокалитвинском металлургическом производственном объединении. Ревизия прошла успешно: специалисты Alcoa с хронометром в руках замеряли скорость работы русаловских менеджеров и, судя по всему, остались довольны. По крайней мере, в июне 2004 г. топ-менеджеры «РусАла» вовсю заговорили в интервью ведущим деловым изданиям о стратегическом значении этой сделки для российской компании.

Сумма сделки составляет, по оценкам аналитиков, около 250-300 млн долл., и, судя по всему, такая цена устроила как российских, так и американских алюминщиков. Дело оставалось только за тем, чтобы российско-американский альянс одобрили российские антимонопольные органы, которые не очень торопились с вынесением «вердикта». Федеральная антимонопольная служба думала над судьбой русаловских заводов довольно долго – с лета прошлого года. Именно тогда ведомство г-на Артемьева запросило дополнительную информацию о структуре собственников американской компании, однако участники рынка посчитали, что медлительность чиновников связана с наличием на объектах продажи оборонных производств. Однако в канун Нового года ФАС все-таки решила сделать подарок холдингу Олега Дерипаски и дала официальное «добро» на соглашение между «РусАлом» и Alcoa.

«Поведенческие условия, выданные ФАС компании Alcoa», прежде всего, предполагают, что «российские компании продолжили исполнение всех существующих договоров, включая договоры, имеющие отношение к выполнению государственного оборонного заказа и государственных целевых программ в области авиационной и космической деятельности <…> а также к товарам (работам, услугам), по которым российские компании включены в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара более 35%». Таких партнеров у русаловских прокатных бизнес-единиц, по словам аналитиков, не так уж много.«Насколько мне известно, Самарский и Белокалитвенский заводы работали с такими стратегически важными для России предприятиями, как «Сухой-ГС», МИГ, «Иркут». Однако продукцию оборонного значения, по моей информации, русаловские заводы производили в небольших объемах», – отметил в беседе с RBC daily аналитик ИК «Метрополь» Денис Нуштаев. По мнению экспертов, «правила» для Alcoa, которые опубликовала вчера ФАС, – это протокольное мероприятие. «Я думаю, что сделка уже закрыта, «РусАл» получил деньги, а Alcoa стала хозяйствующим субъектом Самарского и Белокалитвинского заводов. А правила, разработанные ФАС, скорее всего, Alcoa уже давно известны», – считает г-н Нуштаев.

Узнать мнение «стратегически важных» партнеров прокатных предприятий, ранее принадлежавших «РусАлу», RBC daily не удалось. «Я знаю, что у нашей компании есть контракт с Белокалитвинским заводом», – сказала RBC daily пресс-секретарь «Сухой-ГС» Ольга Каюкова, однако комментировать появление нового собственника в лице Alcoa не стала. В «РусАле» получить более подробную информацию по контрактам Самарского и Белокалитвинского заводов, равно как и уточнить окончательную дату юридического оформления сделки RBC daily также не удалось. «Эти вопросы находятся исключительно в компетенции ФАС и Alcoa и никак не затрагивают “РусАл”», – сказала корреспонденту RBC daily директор департамента PR-проектов алюминиевого холдинга Вера Курочкина. Представители ФАС были недоступны для комментариев.

http://www.parlcom.ru/