/Артем Зверев, Rusmet.ru/ Подводя итоги года, который закончится менее чем через неделю, можно констатировать следующее. Во-первых  – рынок консолидируется на глазах, и лично меня (уж не знаю как вас) это печалит. Что ни говори, монополизация штука приятная разве что для монополистов – другие отрасли, как правило, от нее страдают. Разумеется, выводы о том, что все кто снизу и все кто сверху уже давно консолидированы, снимает какую-то долю ответственности с металлургов, тем не менее, сам факт укрупнения компаний ничего хорошего не сулит. Я и раньше то монополистов не любил, а теперь, после покупки нового ноутбука с принудительно инсталлированной Вистой, стал не любить их еще сильнее.

Окончательно оформилась сделка века – слияние Arcelor и Mittal Steel, оформилась и другая сделка, тоже, на мой взгляд довольно значимая – Tata Steel поглотила Corus. Помимо того, что Tata Steel из крупного регионального производителя “превратилась” в по-настоящему глобальную компанию, произошло другое -первый производитель бывшей колонии Великобритании поглотил главную металлургическую компанию этой самой Великобритании, а заодно и Нидерландов. В течение всего года мы наблюдаем и за слияниями меньшего порядка – активно на мировом рынке ведут себя российские, индийские и бразильские компании. Правда, в случае с последними – консолидация скорее в большей степени региональная, чем глобальная. Бразильская Gerdau скупает все СМЦ, которые может обнаружить на карте латиноамериканского континента, а кроме того, активно интегрируется( точнее говоря продолжает интеграцию) в металлургию США, не стесняясь платить по 4,5 млрд долларов за предприятие весьма средних масштабов. Индийские производители выглядят более активными – про Tata Steel я уже сказал, а два “середнячка” (но каких!) вполне успешно развиваются в странах Юго-Восточной Азии, подгребают под себя рынки Ближнего Востока и выходят туда со своими производствами, покупают заводы в Америке. За спинами индийских металлургов стоят десятки миллиардов тонн недобытой индийской руды, которая, без сомнения, добавляет уверенности малоискушенным на мировом рынке слияний и поглощений компаниям. Стоит отметить, что именно в этом году, а точнее в конце этого года, мы услышали о возможном поглощении Rio Tinto, которое намеревается провести BHP Billiton.

Теперь поговорим о второй части итогов, более веселой. В отрасли стало больше маразма. Хотя не знаю. Может быть, в те далекие доинтернетовские времена было и смешнее, но то, что мы наблюдали в этом году явно подходит для публикации в журнале “Юмор в бизнесе” (если такого нет, то металлургам уместно подумать над этой, без сомнения, плодотворной идеей). Старушка Европа и вечно воюющие Штаты ничего забавного нам не подкинули, тогда как Азия, Ближний Восток и Латинская Америка (именно в такой последовательности) были на высоте. Сначала привлекающая внимание инвесторов Индия отличилась тем, что на протяжении почти всего года «динамила» ведущие компании, готовые вложить в экономику страны по 10 млрд долларов. Проблемы с горсткой недовольных крестьян, выращивающих полунаркотические вещества, не давали ни Posco, ни Mittal Steel начать строительство своих гигантских комбинатов. В итоге, по крайней мере, по предварительным итогам, компромисс был найден, однако горстка полуголых людей по-прежнему не готова согласиться на компенсации. А правительство штата Орисса, электоратом которой эта горстка является, не могло в течение всего года ничего возразить крестьянам.


Смешно было и во Вьетнаме. Особенно, когда вьетнамские металлурги, обеспечивающие лишь половину потребностей своей промышленности, решили «залезть в бутылку» и бегали по портам, выискивая китайский прокат. Видимо, китайский прокат был так хорошо спрятан, что металлургам удавалось находить всего лишь по паре тысяч тонн каждую неделю. После того, как поиски прекратили давать какой-то результат, вьетнамские металлурги решили обвинить свою же вьетнамскую компанию во всех бедах, дескать, она импортировала металл из Китая, ставя на него свой товарный знак. После введения ограничительных мер на экспорт продукции низших переделов из Китая, вьетнамские металлурги и в этом усмотрели атаку на себя, обвинив китайцев в «перекрывании кислорода» для металлургической отрасли страны.


Не могу не вспомнить и Уго Чавеса, у которого свой, отличный от других, взгляд на рынок металлов. Чавес – человек неординарный, спору нет, однако когда он заявил, что металлурги завышают цены, а он будет с этим бороться, стало смешно всем (кроме венесуэльцев, понятное дело). Команданте Чавес считает, что мировой рынок металлов – это такое империалистическое зло, а цены на сталь должны регулироваться исключительно его чавесовским пониманием ситуации в стране. Цены высоки, сказал он. На возражение, что, собственно цены зависят от стоимости ресурсов, спроса и предложения, да и еще кучи факторов, Чавес заявил что это не по боливариански, и что он – Чавес, найдет как наказать дерзких металлургов, которые думают только (вот, гады!) о рынке металлов, но не о жизни простого венесуэльского рабочего и крестьянина.


Другой ближневосточный Чавес, имя которому Махмуд, тоже потряс меня в этом году. Оказывается, в раздираемый противоречиями Иран, полузаблокированную исламскую республику, тайный (!) инвестор собирается инвестировать аж 10 млрд долларов. И все это в металлургию. Кто этот инвестор – Ажмадинеджад не рассказал, откуда он – тоже не известно, но то что он собирается инвестировать в металлургию Ирана – абсолютно точно. Несмотря на то, что в Иране до сих пор не было выполнено ни одного плана по развитию металлургии (а они с маниакальным упорством декларируются каждые 5 лет), тайный инвестор вот-вот появится. Может быть Ахмадинеджад перепутал тайного инвестора с Махди, прихода которого он ждет каждый год?


Год был сложный, год был веселый. Но самое сложное и веселое заключается в том, что следующий год, судя по всему, будет еще сложнее и веселее. Гигантомания и идиотизм развиваются вместе, растет одно – растет и другой. И поэтому в преддверие Нового года я всем хочу пожелать, чтобы идиотизм и сложности в году следующем нас не коснулись. За этим лучше все-таки наблюдать со стороны. А металлургам всего мира – пожелание простое — больше металла и меньше Миттала.


С новым годом!