Skip to content

Начинается последняя распродажа недр России: кому достанутся медь, а кому алмазы?..

Начинается последняя распродажа недр без госплана
На прошедшей неделе Президиум Госсовета знакомился с новыми
предложениями в области недропользования. Новые идеи оказались,
по сути дела, хорошо забытыми старыми: геологи предложили
создать госплан по продаже месторождений и курировать его
исключительно из центра. Тем не менее в 2002 г. Россию еще ждет
масштабная распродажа недр, при этом продадут сразу несколько
крупнейших месторождений.
Ни для кого не откровение, что основная часть валютных
поступлений (а именно 65-70%) в России приходится на минерально-
сырьевой комплекс. По ряду запасов страна уникальна, но только
далеко не каждый из природных ресурсов сегодня ликвиден на
мировом рынке. Несмотря на меняющуюся конъюнктуру рынка, всегда
ликвидны нефть и газ, уран, цветные и драгоценные металлы,
алмазы. Отсюда и интерес к их запасам.
Месторождения других полезных ископаемых ценятся не слишком
высоко, поскольку уже открытые способны еще десятилетиями
обеспечивать потребности промышленности. Конъюнктура рынка
заставляет Россию экспортировать до половины добываемой нефти,
больше 30% газа, 80% цветных металлов. При этом разрабатываемых
месторождений хватит не так уж надолго.
Тем трепетней, теоретически, должно быть отношение к тому, что
имеется. На практике, как всегда, все наоборот. На Госсовете по
недропользованию, что прошел на минувшей неделе, российские
геологи озвучивали удручающие цифры: из выданных добывающим
компаниям 57 565 лицензий реально «работают» только полторы
тысячи. Геологи требуют более жесткого госконтроля за
пользованием недр и продажи лицензий только исходя из госплана
по распределению месторождений.
Однако пока новая стратегия развития недропользования не
создана, месторождения России будут продаваться как бог на душу
положит.
В очередь за золотом
В этом году по решению Министерства природных ресурсов (МПР)
наконец-то будет продано крупнейшее в России месторождение
золота «Сухой Лог». История с реализацией лицензии на его
разработку, право на выдачу которой предоставлено сегодня
администрации Иркутской области, длится уже третий год. Общие
запасы месторождения составляют 1100 т и тянут на $9 млрд. Но
руды считаются бедными — до 3 г золота на тонну. Поэтому
месторождение сложно и дорого разрабатывать. В администрации
Иркутской области называют цифру инвестиций в «Сухой Лог» до
получения первого металла — $1,5 млрд.
Эта сумма и является основным камнем преткновения для продажи
месторождения. Дело в том, что на освоение «Сухого Лога»
претендуют российские компании. Ни у одной из них нет $1,5 млрд
для единовременного вложения в разработку «Сухого Лога». Как
сказал «Фокусу» начальник управления по работе с драгметаллами
Инвестиционной банковской корпорации Сергей Кашуба,
отечественные инвесторы предлагают пойти по уже привычному для
них пути: готовить к разработке не все месторождение сразу, а
только самую богатую и наиболее перспективную его часть. А
впоследствии полученные от продажи золота средства
реинвестировать в освоение всего «Сухого Лога». Однако в
Иркутской обладминистрации опасаются, что российские компании
снимут сливки с месторождения и не станут заниматься его
отработкой дальше.
Так что практически все шло к продаже «Сухого Лога» иностранным
компаниям, которые могли бы гарантировать единовременное
вложение $1,5 млрд. Не так давно канадская Barrick Gold
Corporation провела геологическое изучение «Сухого Лога». Placer
Dome из Канады и британская Rio Tinto тоже проявили интерес к
месторождению.
Такое скрытое лоббирование иркутскими властями интересов
иностранных компаний, естественно, встречалось довольно мрачно и
российскими золотопромышленниками, и Минприроды. Правда, сделать
что-либо в МПР не могли, поскольку в России существует система
«двух ключей» при распределении лицензий на недра: голос имеет
не только министерство, но и администрация региона, на
территории которого разведаны ресурсы.
Однако в этом году «Сухой Лог» станет показательной ареной
борьбы государства с региональными администрациями за контроль
над недрами. Министр природных ресурсов Виталий Артюхов призвал
на прошлой неделе расширить принцип «одного ключа», т. е.
контроля за распределением лицензий только федеральной власти
без участия местной. Сейчас этот принцип распространяется только
на месторождения шельфа, а должен, по мысли министра,
действовать для всех месторождений федерального значения, к
которым относится и «Сухой Лог». Если голос Иркутской
обладминистрации не будет иметь веса при продаже «Сухого Лога»,
месторождения приобретут российские компании.
В комитете по драгоценным металлам Ассоциации российских банков
«Фокусу» сказали, что инвестировать в месторождение вполне
смогут отечественные банки, — естественно, если им разрешат
вкладывать в золотодобычу частями. Во-вторых, как минимум три
крупные российские золотодобывающие компании — «Полюс»,
«Полиметалл» и «Многовершинное» — готовы начать работу на «Сухом
Логе». При этом экс-глава «Полюса», а ныне глава Адыгеи Хазрет
Совмэн уверен, что для начала работ достаточно $300 млн. То, что
власти Иркутской области отодвинут от процесса продажи «Сухого
Лога», в МПР дают понять четко: по словам Виталия Артюхова,
решать судьбу крупнейших месторождений «можно только на уровне
федерального центра».
С Уральских гор Забайкалье видать
Но если покупатель лицензии «Сухого Лога» еще не определен
окончательно, то в случае с другим крупнейшим месторождением —
Удоканским медным — ситуация гораздо ясней. Третье по масштабам
в мире, оно стало предметом мечтаний Уральской горно-
металлургической компании. УГМК является акционером ОАО
«Забайкальская горная компания» — предприятия, специально
созданного для разработки месторождения. Другие его учредители —
МПС и администрация Читинской области. В прошлом году ЗГК
провела геологическое изучение Удокана и представила ТЭО на
строительство здесь горно-металлургического предприятия
мощностью 130 000-150 000 т меди в концентрате в год.
Минприроды намерено продать месторождение в этом году. На днях
Уральская ГМК заявила о готовности вложить в разработку
Удоканского месторождения $400 млн. В пресс-службе компании
говорят, что это будут как свои, так и заемные средства. Такая
декларация щедрости — хороший политический ход. Дело в том, что
Удокан может быть продан не на конкурсе, а на аукционе. При
таком способе продажи в правах уравнены и те, кто впервые
захотел работать на месторождении, и те, кто его уже разведывал
и, следовательно, потратился. Теоретически компания — победитель
конкурса должна возместить компании, производившей разведку
недр, все затраты. Но едва ли на практике кто-нибудь согласится
платить. Так что УГМК вложенных денег жалко. Показывая
готовность вложить большую сумму в Удоканское месторождение,
компания надеется изменить настроения чиновников МПР и склонить
их к конкурсу.
Впрочем, в какой бы форме ни прошла продажа лицензии, похоже,
что у уральских металлургов уже нет конкурентов. Одна из причин
в том, что Удоканское месторождение из-за сложных природных
условий тяжело разрабатывать. Например, расстояние от ближайшей
железнодорожной станции до Удокана — всего 20 км. Но
строительство ветки обойдется не менее чем в $50 млн. МПС как
акционер Забайкальской горной компании должно было проложить
железную дорогу. Но с приходом нового, более экономного министра
путей сообщения об инвестиционных программах можно забыть.
Основными соперниками сама Уральская компания считает
«Норильский никель» и корпорацию «Казахмыс», крупнейшего
производителя меди в Казахстане. Но, как выясняется, «Норникель»
сейчас занят другими проектами. А что до казахских соседей, то,
как сообщила «Фокусу» помощник президента «Казахмыса» Эльвира
Сисаева, эта компания «участвовать в разработке Удоканского
месторождения не намерена». Так что УГМК и Удокан — уже братья
навек.
Кому алмазы?!
В этом году компания «АЛРОСА» намерена решить вопрос о партнерах-
инвесторах по разработке кимберлитовых трубок в Архангельской
области. На ее территории существует Ломоносовское месторождение
алмазов с запасами приблизительно в $12 млрд. «АЛРОСА» выкупила
у De Beers значительный пакет акций ОАО «Севералмаз» (эта
компания создана для разработки Ломоносовского месторождения).
Вячеслав Коротков, председатель наблюдательного совета
«Севералмаза», говорит, что наступивший год будет самым важным
для проекта. В ближайшие три с половиной месяца будет доработано
ТЭО. После чего будет определен инвестор на разработку
месторождения. Ломоносовское, по подсчетам специалистов, начнет
давать первые алмазы через пять лет. Стоимость освоения
месторождения — около $400-500 млн. До сих пор ситуация с
инвесторами остается неясной. «Потенциальные инвесторы сейчас
появляются, но пока не принято решение, на кого мы могли бы
твердо рассчитывать», — сказал «Фокусу» Коротков. Одним из
возможных инвесторов могла бы стать горнодобывающая компания Rio
Tinto (Великобритания). С ней «АЛРОСА» в прошлом году создала СП
по разработке месторождений алмазов в Карелии. Однако пока факт
сотрудничества с британцами в Архангельской области в «АЛРОСА»
официально не подтверждается.
Богатство Архангельской области будет прирастать не одним
Ломоносовским месторождением. Компания «Татнефть» ищет на ее
территории алмазы в рамках соглашения между областью и
Татарстаном. По словам начальника геологического отдела
«Татнефти» Ахтяма Нафикова, из 27 потенциальных месторождений
«Татнефть» провела разведку пока лишь на четырех. Геологические
работы проводятся при поддержке правительства Татарстана,
которое, как утверждает премьер-министр республики Рустам
Минниханов, выделило на это из фондов возобновления запасов
минеральных ресурсов 50 млн руб. Первые их результаты, обещают в
правительстве Татарстана, появятся, так же как и на новых
проектах «АЛРОСы», только через пять лет.
Марганец — в холдинг
Раньше никого особенно не заботило, есть ли на территории России
марганцевые месторождения. Поскольку марганец для российских
заводов страна брала на Украине и в Казахстане. Собственно, и до
сих пор эти бывшие республики делятся этим металлом. Тем не
менее в России в начале 90-х была принята программа по изучению
собственных марганцевых месторождений. Марганец, 90% которого
потребляет черная металлургия, отнесли к остродефицитным
ископаемым, имеющим стратегическое значение.
Сегодня на учете Государственного баланса запасов стоят 14 из 20
российских марганцевых месторождений. Но почти все они мелкие, и
потому не разрабатываются. Надеяться приходится пока только на
одно месторождение — Порожинское, которое находится на
территории Красноярского края. Есть и более крупное, Усинское
месторождение в Кемеровской области с запасами около 100 000 т,
но оно пока отнесено к категории резервных.
Порожинское способно обеспечить 30-35% потребностей российской
металлургии в марганцевом сырье. Представитель Красноярского
краевого геологического управления Олег Андреев сообщил
«Фокусу», что месторождение будет продано уже в 2002 г. «Во II
квартале запасы Порожинского будут утверждены Госбалансом, —
сказал он. — Будет, кроме того, утверждена лицензия на
разработку месторождения. И после всех этих процедур начнется
его продажа».
По словам Андреева, Порожинское месторождение, скорее всего,
будет куплено красноярскими компаниями. «Уже созрела идея
создать холдинг, который будет заниматься разработкой
месторождения и здесь, в Красноярске, производить ферросплавы, —
говорит красноярский чиновник. — Правда, эта идея еще
окончательно не оформилась, поэтому потенциальных покупателей
называть пока рано».
А уран — из Казахстана
Правда, России далеко не всегда хватает собственных запасов. И
российские компании активно осваивают соседние регионы.
Самый показательный тому пример — экспансия России на урановые
месторождения Казахстана. Необходимость покупки соседских
урановых залежей обусловлена тем, что отечественные обеспечивают
нужды атомной энергетики только наполовину и стремительно
истощаются. Недостающий уран пока берется со складов (до 90-х
гг. уран производился в избытке). Но проблема в том, что Россия
должна поставлять ядерное топливо не только на свои АЭС, а и еще
в 9 стран, где СССР построил атомные станции. Это означает, что
каждый год нужно 10 000-12 000 т урана. Урановое месторождение в
России есть — оно находится в Алданском массиве в Якутии. Но
первый металл оттуда будет получен не раньше 2015 г. А с ураном
станет плохо уже через пять лет.
Казахстан был одним из поставщиков урана на советские АЭС.
Логично, что Россия решила разрабатывать в Казахстане второе по
запасам месторождение урана в мире — «Заречное», с созданной еще
при СССР инфраструктурой. Для этого в прошлом году создали
российско-казахско-киргизское СП «Заречное», где Россия и
Казахстан имеют по 45% акций, а Киргизия, которая будет
перерабатывать часть урана на Кара-Балтинском комбинате, — 10%.
Акционером от России является ОАО «Атомредметзолото». Ее
генеральный директор Вячеслав Коротков сообщил «Фокусу», что
рудник на «Заречном» мощностью 500 т руды в год начнет строиться
уже в этом году. Первый уран будет получен через два года.
Стоимость проекта оценивается в небольшую, по сравнению с
затратами на освоение других недр, сумму — $10 млн.
Но проблема в том, что Россия должна спешить с освоением
«Заречного». На дешевое в разработке месторождение уже
претендуют Канада, США, Германия и Франция, а вскоре, возможно,
к ним примкнет и Китай. В России между тем до сих пор не могут
найти $8 млн. «Российские комбанки, другие финансовые структуры
в принципе готовы кредитовать нас», — пояснил «Фокусу» Вячеслав
Коротков. По его словам, конкретный инвестор и условия
кредитования будут определены «в ближайшее время».
Отобрать и заново продать
На прошлой неделе прошло заседание Госсовета по вопросам
недропользования, на котором Владимир Путин заявил о
«неграмотности» использования недр. Геологи попытались
оправдаться, что продавать богатства родины вот так, исходя
только из интересов компаний-покупателей, осталось недолго.
По крайней мере, в недрах МПР разработан проект «Основы
госполитики в области минерального сырья и недропользования».
Основной смысл его, естественно, в том, чтобы государство
получало от распродажи недр максимальную прибыль.
Сейчас составляется перечень всех российских месторождений с
точными объемами их запасов, степенью разведанности ресурсов и
сложности добычи ископаемых. В зависимости от того, в какие
сроки выгодно ввести месторождения в эксплуатацию, МПР намерено
составлять их «продажный» список. Сроки продажи месторождений
будут устанавливаться исходя из того, в каких ресурсах страна
будет нуждаться в ближайшем и отдаленном будущем, из конъюнктуры
мирового рынка и, например, из того, в какие годы России
придется платить по внешним долгам и находить единовременно
большие суммы.
Такой красивый план включает в себя некоторые другие невиданные
доселе для российской геологии особенности. Например, наконец-то
созрело решение подсчитать, сколько же, собственно, богатств в
стоимостном выражении содержит каждое из месторождений. Кажется,
что такие подсчеты априори должны быть в Минприроды. Но, как
признался министр природных ресурсов Виталий Артюхов, Россия
лишь несколько месяцев назад получила кадастр всех когда-либо
выдававшихся лицензий.
Теперь с компаниями, которые не занимаются разработкой недр,
хотят разобраться. По информации Виталия Артюхова, только в
нефтегазовом секторе 1637 лицензий отберут и передадут в
нераспределенный фонд недр. По подсчетам министра, повторная
продажа этих лицензий принесет около 20 млрд руб. А если
заставить компании выполнять экологические и социально-
экономические требования (которые не выполняются подавляющим
большинством покупателей), то это добавит еще 80 млрд руб.
Другой вопрос, каким образом государство планирует заставить
вторичных покупателей как-то отличаться от их предшественников.
Впрочем, вопрос этот уже, похоже, решился. Владимир Путин,
выступая на Госсовете в прошлый вторник, посоветовал собравшимся
«понять, кому принадлежат ключи от недр — регионам или
федеральному центру». «Это принципиальный вопрос», — продолжил
президент, и все сразу поняли, что отныне администрации регионов
голоса при распределении лицензий иметь не будут.
Правда, пока в России, чтобы повысить свою капитализацию, вообще
необязательно участвовать в покупках месторождений и отдавать
большие деньги за лицензию — иногда дешевле купить нынешнего
владельца лицензии. А этому не помешают даже президентская рука
и жесткая вертикаль власти.
О том, что нужно изменить в системе недропользования в нашей
стране, смотрите мнение «Фокус-группы».
——————————————————————
Справка
Согласно закону РФ «О недрах», Государственный баланс запасов
полезных ископаемых содержит сведения о количестве, качестве и
степени изученности запасов каждого вида полезных ископаемых по
месторождениям, имеющим промышленное значение, а также об их
размещении и степени промышленного освоения. Госбаланс содержит
сведения о добыче, потерях и обеспеченности промышленности
разведанными запасами полезных ископаемых. На учет Госбаланса
полезные ископаемые ставятся только после завершения добывающими
компаниями всех работ по разведке месторождения. Информация
обновляется по мере предоставления компаниями отчетности о
работе на месторождении.
«Сухой Лог» — одно из крупнейших месторождений золота в мире.
Расположено в 140 км от г. Бодайбо (Иркутская область). Запасы
золота — 1100 т, их оценочная стоимость — $9 млрд. В
месторождении есть проявления платины. Содержание металла в руде
невелико — 2,76 г/т, что относит «Сухой Лог» к разряду
труднообогатимых месторождений, требующих значительных
инвестиций. Окупаемость месторождения, по различным оценкам,
10-15 лет. Рентабельность — 10-15% (в мире средняя
рентабельность составляет 20-50%). Разработка «Сухого Лога»
способна увеличить объем отечественной золотодобычи на треть.
Запасы Удоканского месторождения меди, утвержденные госкомиссией
РФ по запасам, составляют 20 млн т меди со средним содержанием
меди в руде 1,5%. Около 70% руды может быть добыто открытым
способом. Согласно ТЭО, разработанному в УГМК, Удоканское горно-
металлургическое предприятие будет способно производит 165 000 т
меди, 153 т серебра, 30 500 т серной кислоты, 2 млн куб. м
строительного щебня.
Порожинское месторождение марганцевых руд расположено в 600 км
севернее г. Красноярска, в 20 км от реки Енисей, в 350 км
севернее железнодорожной станции «Лесосибирск» и в 195 км от
ближайшей ЛЭП. Запасы оксидных марганцевых руд на месторождении
оцениваются в 78 млн т, карбонатных руд — в 75 млн т. Кроме
того, на Порожинском месторождении подсчитаны прогнозные ресурсы
марганцевых руд в 108,3 млн. Утверждение запасов Государственным
балансом запасов произойдет в нынешнем году. При условии
разработки месторождения до глубины 50 м, применения современной
технологии обогащения руд, добычи 600 000 т руды ежегодно,
капитальные вложения оцениваются в $27 млн, чистая прибыль — в
$3,6 млн в год. Потребность России в товарной марганцевой руде
оценивается в 3-3,5 млн т в год.
——————————————————————
Как продают месторождения в США
За оптимальное распределение недр, принадлежащих государству, в
США отвечают Бюро по управлению землями, занимающееся
распределением участков на суше, и Служба по управлению
полезными ископаемыми, выполняющая эти функции на внешнем
континентальном шельфе. Обе службы составляют программы
распределения ресурсов на несколько лет вперед. Например,
продажа нефти на континентальном шельфе планируется на пятилетку
вперед. Программы составляются исходя из соображений обеспечения
национальной безопасности, снижения зависимости от импорта
полезных ископаемых и направлены на максимально быстрый ввод и
возможно быструю отдачу от проданных месторождений.
Минеральная база США считается самой изученной в мире. Это
означает, что покупатель лицензии рискует не так сильно, как его
конкуренты в других странах. Эта мысль применима и для
нефтегазовой отрасли с чрезвычайно высокими рисками (где высока
вероятность обнаружить бедное месторождение на малоизученной
территории, а цены на нефть непредсказуемы). Кроме того, хорошая
разведанность запасов резко снижает возможности компаний
жаловаться на бедность и нерентабельность месторождений. А
потому компаниям труднее затягивать ввод месторождений в
эксплуатацию.
Месторождения в Соединенных Штатах продаются на аукционах.
Следовательно, предпочтение отдается инвестору, предложившему
максимальную цену (хотя учитываются и такие параметры, как,
например, ставка роялти и минимальный объем работ). Интересно,
что в США лицензия разрешает и разведку, и разработку
месторождений, в то время как в других странах нужно покупать
лицензию на каждый из видов работ. Государство взимает с
компании роялти (различные в разных случаях) или хотя бы
минимальное роялти, тем самым подталкивая обладателя лицензии к
скорейшему началу разработки месторождения. Это федеральный
налог, который компания обязана выплачивать государству, пока не
достигнет установленного минимального уровня добычи полезных
ископаемых.
За последние 10 лет продажа лицензий только нефтегазоносных
участков в США принесла государству $560 млн, а выплата роялти с
них же достигла $2,8 млрд.
——————————————————————
Григорий Выгон,
ведущий специалист Института финансовых исследований
Нельзя однозначно сказать, что во всех случаях выгоднее какая-то
одна система распределения ресурсов: конкурс или аукцион. Если
на месторождении хорошо поработала геологоразведка и объем
извлекаемых запасов установлен с достаточно высокой степенью
точности, есть смысл продавать лицензию с аукциона, поскольку
можно запросить за нее хороший бонус. И наоборот, чем меньше
изучено месторождение, чем выше геологические риски, тем
невыгодней выставлять его на аукцион. В этом случае лучше отдать
предпочтение конкурсной системе, где большое внимание уделяется
программе работ. Аукционы непригодны для крупных месторождений,
требующих значительных капвложений. Наконец, выручка от продажи
лицензии на аукционе довольно сильно зависит от текущих цен на
нефть. Таким образом, выбор определенного способа выдачи
лицензии зависит от многих факторов и в каждом конкретном случае
должен решаться отдельно.
К сожалению, при принятии решения о выборе процедуры выдачи
лицензии к экономическим факторам в России всегда примешиваются
политические. Губернатор приходит в регион на четыре-восемь лет.
Аукцион позволяет получить бонус сегодня и с его помощью
реализовать краткосрочные задачи. А возможные проблемы,
связанные с неэффективной эксплуатацией месторождений,
губернатор оставляет для других. Примерно так все происходило на
Сахалине при подписании СРП, где существенную роль для властей
играли именно бонусы. В результате соглашения «Сахалин-1» и
«Сахалин-2» были заключены на совершенно диких для России
условиях, когда прописывались низкие ставки роялти и невыгодный
раздел прибыльной продукции. Да и инфраструктуру для каждого
проекта операторы будут создавать независимо, что в условиях
возмещения всех затрат явно нецелесообразно.
Выбирая систему распределения ресурсов в России, следует
задуматься о том, а насколько это актуально сегодня? Так,
обеспеченность нефтедобывающих компаний запасами составляет 30 и
более лет, из 350 млн т добываемой нефти более 60% идет на
экспорт. При этом государство несет потери от минимизации
налогов, оцениваемые в $4-5 млрд в год. Мне представляется, что
гораздо важнее не распродать как можно скорее оставшиеся
месторождения, а навести порядок по уже выданным лицензиям и в
налоговой сфере.
——————————————————————
Александр Беляков,
председатель комитета Госдумы по природным ресурсам и природо-
пользованию
Сегодня, по законодательству, лицензии на геологоразведку
месторождения выдаются на 5 лет, на разработку — на 20 лет.
Таким образом, максимальный срок работы на месторождении
составляет 25 лет, хотя в случае, если имеет смысл разрабатывать
месторождение и дальше, лицензия пролонгируется.
Логично было бы предположить, что срок действия лицензии должен
определяться индивидуально для каждого месторождения — для
обеспечения полной его выработки. Однако наше налоговое
законодательство устроено таким образом, что добывающие
компании, во-первых, стараются уйти от налогов, а во-вторых —
занимаются снятием сливок с месторождения, а не вырабатывают его
до донышка.
Мне кажется, что в сфере природных ресурсов нам необходим
переход от жесткой налоговой системы к достаточно гибкой системе
дифференцированных рентных платежей. Последняя предполагает
постоянный диалог между государством и добывающими компаниями.
Существует опасение, что диалог этот чреват коррупцией. Однако
если этот переговорный процесс между властью и бизнесом
организовывать не кулуарно, а достаточно прозрачно, а отсчет
ставки рентного платежа велся бы от научно обоснованной «печки»,
которая учитывала бы реальную себестоимость добычи, процент
содержания полезной составляющей в природном ресурсе и
конъюнктуру мирового рынка, думаю, опасения оказались бы
напрасны. При системе рентных платежей бизнес по разработке
месторождения становится более прогнозируемым. Следовательно,
добывающим компаниям будет легче привлекать инвестиции. Кроме того, такая система косвенно подталкивает компании заниматься не только добычей, но и переработкой извлекаемых ресурсов. Тем
самым она будет способствовать избавлению нашей экономики от
сегодняшней острейшей зависимости от мировой конъюнктуры цен на первичное сырье — вспомните ту же нефть! Правда, для введения рентных платежей требуются политическая воля руководства страны и существенные изменения российского законодательства, в
частности — Конституции. Так что пока это наша перспектива —
хотя и очень реальная, но требующая для своей реализации
колоссальных усилий исполнительной и законодательной власти.

Русский Фокус
04.03.2002
Татьяна Голубович

Наверх

Мероприятие

с 12 апреля, 2022 по 14 апреля, 2022


Время начала - 08:00
Время завершения - 20:00

Выставка MIR-Expo проводится в уникальном формате нон-стоп нетворкинга. Интеграция деловой программы и экспозиции позволяет максимально эффективно работать на деловой площадке, совмещая теорию с практикой и общением. Место проведения Хаятт Ридженси Москва Петровский Парк 5* Ленинградский проспект 36 строение 33, Москва, Россия, 125167

Подробнее ...