Российские металлурги, с начала 2000-х годов завоевывающие американский рынок, сейчас столкнулись с неожиданной проблемой. Помимо падения спроса и цен на их продукцию власти США отказываются сертифицировать товары, произведенные из российского сырья. Больше всех страдает Новолипецкий меткомбинат (НЛМК), которому уже пришлось из-за дей­ствий американских властей, направленных на защиту мест­ной экономики, снизить производство на двух своих заводах на 50% и уволить порядка 600 рабочих.


Бум по покупке американских заводов, выпускающих металлургическую продукцию, начался в среде российских металлургов несколько лет назад с целью получить доступ к одному из крупнейших рынков сбыта. Однако сейчас североамериканская экспансия в условиях экономического спада обернулась для некоторых из них дополнительными проблемами. Как заявил вчера на американо-российском деловом саммите глава совета директоров и основной владелец НЛМК Владимир Лисин, меры, принятые властями США для защиты местной экономики, буквально душат российские предприятия холдинга в этой стране. НЛМК владеет в США тремя металлургическими заводами — Beta Steel в Индиане, а также Farell и Sharon Coating в Пенсильвании общей мощностью 3 млн т проката в год. На предприятиях работают около 1300 человек.


Как рассказал РБК daily представитель НЛМК, в феврале 2009 года конгресс США принял закон о поддержке местной экономики, который в том числе вводит ограничения на использование госсредств, например на закупку товаров, произведенных за пределами США. При этом два из трех заводов НЛМК в этой стране (Farell и Sharon Coating) получают заготовку для производства проката из России. В результате американские компании, участвующие в строительстве инфраструктуры, прекратили размещать заказы на заводах НЛМК, так как не могут их затем сертифицировать для участия в гос­проектах (проект Buy American). В результате, по словам Владимира Лисина, производство на двух заводах пришлось сократить в этом году на 50% и уволить 600 сотрудников.


В НЛМК считают, что госорганы США должны внести поправки в законодательство, ведь доля добавленной стоимости, создаваемая в США на заводах НЛМК, достигает 60—70%, и при этом у компании просто нет возможности покупать заготовку на внутреннем рынке США — вся она идет на собственные нужды американских заводов.


Аналитик ИФД «Капиталъ» Павел Шелехов отмечает, что проблема сертификации готовой продукции касается в основном НЛМК, так как его заводы в США относительно небольшие и полуфабрикаты для них компания завозит из России. При этом покупать сырье на внутреннем рынке для НЛМК заведомо невыгодно — его себестоимость выше, чем российского, даже с учетом транспортных расходов. Вряд ли будут сделаны какие-то преференции в сторону г-на Лисина, когда трудности испытывают такие гиганты, как US Steel, считает Павел Шелехов.


В «Северстали», которая первой из российских компаний вошла на рынок США (теперь ее мощности в этой стране составляют порядка 12 млн т), отказались от комментариев. В Evraz Group, владеющей американскими Oregon Steel Mills, Claymont Steel, а также канадской IPSCO, тоже не стали комментировать тему. Между тем еще в 2006 году Evraz, покупая американскую Oregon Steel, заявляла, что собирается наладить поставку на это предприятие российских слябов.


Олег Петропавловский из БКС напоминает, что для НЛМК крайне важен рынок США по всем видам продукции и он готов во что бы то ни стало отстаивать там свои интересы. Компания специализируется в основном на автолисте, а в России этот рынок для нее почти потерян — тот же АвтоВАЗ перешел на продукцию Магнитки.


АЛЕКСАНДРА ТРУШИНА