Skip to content

Проблема 2014. Часть шестая

/Rusmet.ru, Виктор Тарнавский/ Судя по всему, в ближайшие пять лет на мировом рынке стали не произойдет революционных изменений. Да, изменится структура рынка, упадет по сравнению с докризисным периодом доля западных стран, где и в 2014 году, возможно, будет выплавляться меньше стали, чем в 2007-ом. В то же время, продолжится, хоть и меньшими темпами, рост в металлургической промышленности Китая, увеличится производство в Индии, Бразилии, Турции, других странах Ближнего Востока. Мировой рынок стали в этой ситуации «регионализируется», обороты международной торговли сократятся по сравнению с серединой 2000-х годов, возрастет автаркия. Эти процессы создают новые вызовы для металлургов в странах СНГ.?>

 

Будущее, не ставшее настоящим

 

Унаследованная странами СНГ от Советского Союза металлургическая промышленность оказалась избыточной для постсоциалистической экономики, лишившейся большей части своего потенциала по выпуску продукции с высокой добавленной стоимостью. В связи с этим деятельность производителей стали в России и Украине была, по большей части, ориентирована на экспорт.

В 2006 году, когда, по данным International Steel Statistics Bureau (ISSB), российские и украинские внешние поставки стальной продукции достигли пика (31,0 млн. т, считая трубы, для России и 30,3 млн. т – для Украины), доля экспорта в объеме производства необработанной стали составила для России немногим менее 44%, а для Украины – 74%. Экспорт стал спасением для российских и украинских заводов и в кризисном 2009 году, когда внутреннее потребление в наших странах упало более чем на 40%. В прошлом году, по данным ISSB, за границу было отправлено более 45% российской стали и почти 80% украинской.

Наконец, зарубежные поставки в течение всего последнего десятилетия были главным стимулом для расширения мощностей украинских (и в меньшей степени, российских) заводов. С 2000 по 2007 год объем выплавки стали в России возрос более чем на 25%, до 72,56 млн. т, а в Украине – более чем на 35%, до 42,5 млн. т. Конечно, не так значительно, как в странах Восточной Азии или Ближнего Востока, но тоже достаточно прилично, особенно, если учесть, что реальная деятельность по созданию новых производств стартовала в СНГ не раньше 2004-2005 годов, когда цены на стальную продукцию на мировом рынке пошли вверх после длительного спада. При этом, если российский экспорт в течение всего десятилетия был относительно постоянным в интервале 25-30 млн. т в год, то украинские поставки за рубеж, по данным ISSB, стабильно увеличивались от 22,2 млн. т в 2000 году до около 30 млн. т в 2006-2007 годах.

До кризиса ведущие украинские металлургические компании разрабатывали весьма амбициозные планы дальнейшего расширения выпуска. Так, «Метинвест-Холдинг» собиралась до 2012 года ввести в строй четыре новые доменные печи на двух своих комбинатах, за счет чего совокупная производительность этих предприятий должна была возрасти от 8,4 млн. т в 2006 году до 12 млн. т. Кроме того, не исключалась и реализация крупномасштабного инвестиционного проекта по коренной модернизации Макеевского метзавода, в ходе которой его производительность можно было довести до 4 млн. т в год. На комбинате «Арселор Миттал Кривой Рог» планировалось создание мощностей по выпуску плоского проката с доведением общего объема выплавки стали до 12 млн. т в год. Группа ИСД еще до кризиса построила доменную печь на Алчевском меткомбинате и начала строительство второй, что должно было довести производительность предприятия до 7,4-7,8 млн. т в год. Реконструкции с прибавкой до 600 тыс. т в год новых мощностей подлежал и второй комбинат группы – ДМК им.Дзержинского.

«Запорожсталь» и ММК им.Ильича не собирались в обозримом будущем существенно увеличивать производство стали, сделав ставку на модернизацию. На мариупольском комбинате предполагалось построить новый конвертерный цех, реконструировать прокатные станы и обзавестись собственными сырьевыми мощностями, а в Запорожье главной задачей, решить которую планировали к 2014 году, была замена мартенов на современные кислородные конвертеры.

Строительство нового электросталеплавильного цеха вместо мартенов стартовало на Нижнеднепровском трубопрокатном заводы группы «Интерпайп», группа Ferrexpo готовилась к возведению меткомбината в Полтавской области, мини-завод должен был появиться в Белой Церкви… В случае реализации всех этих проектов объем производства стали в Украине в 2012-2014 годам должен был превысить отметку в 60 млн. т, из которых порядка 42-46 млн. т отправлялось бы на экспорт.

При продолжении тенденции наращивания мирового потребления стали, особенно ярко проявившейся в 2005-2008 годах (т.е. до самого начала кризиса), шансы на успех у украинских экспортеров были. Благодаря наличию собственных сырьевых ресурсов у ряда производителей и относительно низким на то время ценам на энергоносители украинская продукция была конкурентоспособной на мировом рынке.

В достаточно выгодном положении находились и многие российские заводы. Впрочем, инвестиционные программы ведущих российских металлургических компаний в 2005-2008 годах были все же ориентированы на внутренний рынок, хотя популярным направлением была и международная кооперация. В те годы практически все крупнейшие российские металлургические группы обзавелись иностранными активами – по большей части, прокатными предприятиями, куда можно было поставлять российские полуфабрикаты.

Сегодня ситуация выглядит совершенно по-иному. Причем, если российская металлургия сумела обойтись относительно небольшими потерями вследствие достаточной емкости внутреннего рынка, то украинским производителям еще долго придется «зализывать раны». В этом году производство стали в России должно составить порядка 66-67 млн. т, т.е. на 8-10% меньше, чем в рекордном 2007 году, но в Украине конечный результат, похоже, не превысит 31,5 млн. т, так что отставание от 2007 года будет порядка 25%. Украинский экспорт в текущем году, естественно, выше, чем в кризисном 2009-том, но итоговый результат, судя по всему, составит около 25-26 млн. т (без учета труб), так что рост составит порядка 7-8%.

Собственное потребление стальной продукции в Украине достигло максимального значения, близкого к 10-11 млн. т, в 2007 году. Судя по всему, этот результат еще долго останется непревзойденным, ведь на текущий год даже оптимистичные прогнозы не дают цифру выше 6,5-7 млн. т. При этом, темпы роста внутреннего потребления в обозримом будущем вряд ли будут столь велики, как в 2004-2007 годах. Выходит, украинской металлургической промышленности предстоит снова развиваться, в основном, за счет экспорта. Однако возникает резонный вопрос – а есть ли теперь для этого возможности?

 

Куда бедному экспортеру податься?

 

До кризиса украинский и российский экспорт стали был достаточно сбалансированным. Крупнейшим рынком сбыта для металлургов обеих стран был регион MENA (страны Ближнего Востока и Северной Африки, включая Турцию), доля которого превышала 40%. Значительный объем поставок приходился на европейские страны, причем, немалая его часть приходилась на не квотируемые полуфабрикаты. Остальной экспорт в дальнее зарубежье более-менее равномерно делился между странами Восточной и Юго-Восточной Азии, Индостана, Африки и Америки.

В ближайшие пять лет ситуация на этих рынках представляется следующим образом. В странах MENA, если взять за точку отсчета уровень нынешнего, 2010 года, объем поставок российской и украинской стальной продукции в целом несколько уменьшится.

Вследствие ввода в строй новых собственных предприятий сократится, в частности, потребность в импортном плоском прокате в Турции. Министерство промышленной политики Украины даже высказало опасение, что к 2015 году украинские заводы могут полностью потерять турецкий рынок. Скорее всего, этого не произойдет, но экспорт на этом направлении, безусловно, уже не вернется на показатели 2007-2008 годов. Еще один проблемный для отечественных металлургов регион – это страны Персидского залива, где в ближайшие годы войдут в строй несколько новых прокатных и плавильных заводов, а повторения докризисного строительного бума не предвидится.

Эти потери, конечно, можно будет частично компенсировать за счет расширения поставок в страны Северной Африки, которые в обозримом будущем, очевидно, будут наращивать импорт стали. Однако здесь российским и украинским заводам придется конкурировать с европейскими компаниями, которые пользуются режимом свободной торговли, например, с Алжиром, тогда как продукция из СНГ облагается пошлиной. Кроме того, в Средиземноморье будут проявлять повышенную активность турецкие компании, необратимо теряющие большую часть рынка Персидского залива.

Страны «черной» Африки и в ближайшие годы останутся покупателями российской и украинской стальной продукции, преимущественно, длинномерного проката. Но рассчитывать на существенный рост на этом направлении не приходится. Более-менее перспективными здесь могут выглядеть только страны, где в ближайшие годы будут реализовываться достаточно крупные нефтегазовые проекты (Нигерия, Ангола, некоторые малые страны Западной Африки), но в этом регионе практически не присутствует российский капитал, так что крупнейшие контракты на поставки проката, вероятно, отойдут другим продавцам.

Судя по всему, в ближайшие годы у металлургов из СНГ появится возможность увеличить экспорт в Индию и страны Юго-Восточной Азии. Хотя в этих регионах высокими темпами расширяется собственное производство стали, потребление, похоже, прибавляет еще быстрее. Правда, здесь российским и украинским компаниям также придется столкнуться с повышенной конкуренцией со стороны Китая и других азиатских стран. По-видимому, в Восточной Азии будет наблюдаться некоторый избыток металлургических мощностей, так что местные производители будут всеми силами расширять экспорт.

Малоперспективными с точки зрения увеличения экспортных поставок выглядят рынки западных стран. Сегодня в сталелитейной промышленности США и Европы существуют избыточные мощности, измеряемые десятками миллионов тонн в год. При этом, спад потребления стальной продукции по обе стороны Атлантики выглядит достаточно долгосрочной тенденцией. Нет сомнения в том, что американские и европейские металлургические компании будут требовать максимального закрытия внутренних рынков от зарубежной конкуренции. В частности, в США и Канаде в последние месяцы были подтверждены все антидемпинговые и компенсационные пошлины, введенные пять-десять лет назад. А власти Европейского Союза, согласно сообщению украинского Министерства промышленности, резко отрицательно отнеслись к возможности расширения поставок украинской стали в ЕС, пригрозив возбудить антидемпинговые расследования, если металлургические компании превысят «добровольные ограничения экспорта», заменившие отмененные после вступления Украины в ВТО официальные квоты.

Таким образом, получается, что в обозримом будущем российские и украинские производители стали не смогут существенно увеличить объем экспорта. Более того, скорее всего, в течение ближайших четырех-пяти лет он и близко не подойдет к рекордным показателям 2006-2007 годов. Это означает, что возможности для экстенсивного роста металлургической промышленности в странах СНГ, как минимум, в течение первой половины следующего десятилетия (а вероятно, и позже) будут зависеть исключительно от емкости внутренних рынков. В этом и заключается основное содержание «Проблемы-2014» для украинских и, в меньшей степени, российских меткомбинатов.

Если до кризиса ведущие производители стали в Украине составляли свои стратегические планы и инвестиционные программы с расчетом на дальнейшее расширение мощностей по выплавке стали, то теперь это направление развития представляется закрытым. Здесь уже не до строительства новых доменных печей – обеспечить бы полную загрузку имеющихся.

Следует отметить, что структура экспорта российских и украинских металлургических компаний в обозримом будущем вряд ли претерпит существенные изменения. Около половины внешних поставок из России и Украины приходится на полуфабрикаты, спрос на которые, очевидно, сохранится и в ближайшие годы. Наибольшие трудности, в то же время, возникнут у экспортеров длинномерного проката, поскольку избыток мощностей по изготовлению этой продукции в мировой металлургической отрасли сейчас особенно велик. Производители коммерческого плоского проката потеряют большую часть турецкого рынка, но в целом смогут компенсировать потери на других направлениях. Доля продукции с высокой добавленной стоимостью в экспорте останется незначительной, и основной задачей в этом секторе будет удовлетворение потребностей внутреннего рынка.

Исходя из всего этого предполагается, что основным направлением развития российских и украинских металлургических компаний на ближайшие годы должно стать повышение эффективности производства – снижение затрат, энерго- и ресурсосбережение, модернизация. Так производители стали смогут поддержать конкурентоспособность на внешних рынках и обеспечить себе достаточно высокую маржу даже при условии выпуска и продаж стальной продукции с относительно небольшой добавленной стоимостью.

 

Наверх

Мероприятие

с 5 апреля, 2023 по 7 апреля, 2023


Время начала - 09:00
Время завершения - 18:00

Ежегодная выставка Moscow International Recycling Expo и 18-й международный форум «Лом черных и цветных металлов» состоятся 5-7 апреля 2023 г. в Центре международной торговли в Москве. Ежегодно в мероприятии принимают участие более 1 000 лидеров рынка по обращению с ломом и отходами производства и потребления, металлургии и смежных отраслей со всего мира.

Подробнее ...