Subscribe Now

* You will receive the latest news and updates on your favorite celebrities!

Trending News

Мы используем куки (cookie) на сайте.

Новости

Мнения экспертов

Бум на буме – 2 

Первая часть колонки была опубликована в прошлый вторник


/Артем Зверев, Rusmet.ru/ Несмотря на все сложности со статистикой, которая зачастую отличается раза в два, причем озвучиваемая различными представителями одного и того же ведомства, или же происками врагов Исламской Республики (в первую очередь, конечно же, США), металлургия Ирана намерена интегрироваться в металлургию мировую. Причем не только металлургия. Правительство страны абсолютно логично рассудило, что самоизолироваться негоже, особенно учитывая накаленность геополитической обстановки. Соответственно, вывод напрашивается сам собой: необходимы иностранные инвестиции.


Инвестиции вещь, конечно, хорошая, однако инвестиции инвестициям рознь. Вкладывать деньги в экономику Малайзии или Таиланда – это одно, инвестировать в Руанду – совсем другое. И правила другие, и риски отличаются. Исламская республика, что уж лукавить, для большинства развитых стран привлекательным местом для инвестиций все-таки не является. Во-первых, геополитические риски, во-вторых – ограничения со стороны США практически закрывают инвестиционные возможности для американских компаний (хотя Pepsi и Coca Cola участвуют в иранских СП), в-третьих – иранская медлительность и невыполнение обещанных планов (назовем это «иранским стилем ведения бизнеса») также очков Исламской Республике не добавляют. Тем не менее, инвестиции пока(!) растут (если статистика, предоставленная иранцами верная). Так в прошлом иранском году зарубежные инвестиции в страну составили 10,2 млрд долларов – для сравнения – пару лет назад этот показатель составлял 4,2 млрд.


Разумеется, не американцы делают погоду на иранском рынке. Наиболее активно, как и везде, где не каждый день ступает нога представителя европеоидной расы, ведут себя инвесторы из Поднебесной. Ярко проявляют себя и представители Индии. Всего же азиатские инвесторы вложили в экономику Ирана порядка 7,6 млрд долларов (хотя Tata Steel свои иранские проекты пока приостановила). На втором месте – транснациональные корпорации, на третьем – Европа, а далее идут Северная Америка и Африка, показатели которых, прямо скажем, весьма смешные 12,3 млн  и 4 млн долларов.


Ощущая успехи в привлечении инвестиций, и, следовательно, обеспечивая себе своего рода страховку против возможных военных действий со стороны США (которые точно не будут поддержаны странами, активно инвестирующими в Иран), Иран приготовился ко второму этапу – куда более важному и масштабному – приватизации крупных государственных предприятий. Мало того, что приготовился, он его в принципе уже запустил.


Приватизационные процессы бывают разные. Россия вот тоже «пережила» с определенными потерями (а сколько их еще будет) приватизационные процессы, но в такой стране как Иран во главе с эксцентричным президентом Ахмадинеджадом, приватизация тоже обречена. Только вот пока непонятно на что. В иранской прессе приватизационный процесс превозносится как необходимая составляющая для роста экономики, технологического развития, привлечения иностранных инвестиций. Однако на практике, пакеты акций некоторых госкомпаний были быстренько выкуплены бониядами – эдакими фондами для бедняков, роль которых в экономике страны огромна, однако их эффективность остается под большим вопросом. Более 80% бониядов теряют деньги, они коррумпированы, и никто толком не знает, какую помощь и каким бедным они собственно оказывают. Эти фонды контролируют до 20% ВВП, не платят налоги и подчиняются непосредственно духовному лидеру страны аятолле Хаменеи.


Акции других компаний, среди которых и металлургические (такие как Mobarakeh, например), продаются пакетами за наличные. Однако пакет в 20% акций комбината в середине ноября 2007 года так никто и не купил – не хватило денег. Авторы приватизации считают, что если акции не будут выкупаться крупными пакетами, будет необходимо изменить систему их предложения потенциальным покупателям. Тем не менее, способ продажи – через биржу пока менять никто не собирается. А сама иранская программа приватизации многими экономистами, в том числе и иранскими, была заклеймена как «абсолютно неэффективная»


Действительно, пока приватизационная программа проваливается. У немногочисленных иранских инвесторов не хватает кэша для подобных приобретений, западный же инвестор на Тегеранскую биржу не спешит. С программой привлечения иностранного капитала путем продажи долей государственных предприятий тоже ничего не получается, но зато популистские «акции справедливости» активно идут в народ. «Акции справедливости» — это ценные бумаги приватизируемых госпредприятий, распространяемые среди самых бедных слоев населения страны (идея Ахмадинеджада). Ожидается, что дивиденды, полученные по этим акциям, помогут хоть как-то выбраться из нищеты беднякам.


Цель благая, но ее осуществление возможно лишь в том случае, если иранская программа приватизации будет реально полезна приватизируемым компаниям. Ведь, насколько я понимаю смысл приватизации как таковой — это не просто передача/продажа компании частным инвесторам, но еще и потенциальная польза для компании, выраженная в инвестициях, повышении производительности труда, технологическом развитии и т.д. И только тогда многочисленные бедняки смогут надеяться на какие-то дивиденды. Сегодня же система приватизации – «долевой выкидыш» на биржу — сулит прибыли разве что спекулянтам. А малоэффективные неподконтрольные фонды для бедных – не самый лучший собственник для получения дивидендов – доменную печь они не поставят, да и новый стан не запустят. А значит, скорее всего, все останется по-прежнему, разве что с незначительными изменениями. И пока глобальные инвесторы не поверят в экономику и политическую стабильность Ирана, серьезного сдвига в приватизационном процессе не предвидится.

Related posts

Импорт и экспорт

Бум на буме 

/Артем Зверев, Rusmet.ru/ К вспышкам металлургическо-деловой активности, похоже, все уже привыкли. Привыкли уже металлурги (и примкнувшие к ним) к темпам роста китайской отрасли — по 50-70 млн т стали в год, за которыми мы все имели честь наблюдать последние годы. Соскучились по рекордным показателям, инвестиционным возможностям, не сходящему с языка слову «бум». Не может ведь такого быть, чтобы на протяжении 3-4 лет жители планеты Земля наблюдали за перипетиями оперного представления (пекинская опера, разумеется, земли Верди и Бизе уже давно себя в металлургии никак не проявляли), а потом занавес опустился и все. Китайская история превратилась в банальные 20-30 млн т в год, охлаждение экономики, ограничения по инвестициям, сокращение мощностей. А зрителю то что делать? Зритель привык к высокому темпу…


Но металлургический мир и отдельные его представители населению скучать не дадут. Вот например, Индия – страна с древней и богатой культурой – надумала развивать собственную металлургию, причем не просто развивать – а в почти китайских темпах – с 30 млн т (на момент создания плана) до 180-200 млн т. Разогнаться до 200 млн т может быть и не получится, а вот до 150 млн – вполне. Понятны и причины: обладая богатыми запасами руды, грех было бы их не использовать, промышленность страны активно развивается, а имея перед глазами китайский опыт, можно учесть и попытаться избежать китайские ошибки. Только вот, на мой взгляд, по последнему пункту Индии пока набрать очков не удается – проблема с перепроизводством стали, прежде всего из-за ограниченного для масштабов страны внутреннего потребления, вынудит индийских металлургов стать экспортерами. Вынужденными экспортерами… Они сами это прекрасно понимают, но не участвуя сегодня в гигантских проектах, через 5 лет они могут остаться без сырья.


Про ближневосточный регион, в особенности страны Персидского Залива, мы тоже уже не раз писали – строительный бум породил бум металлургический. В странах региона создаются перекатные производства, существующие предприятия наращивают мощности. Правда, когда мы говорим о странах Залива, необходимо все-таки выделить Иран в отдельную категорию.


Иран подвержен бумам. Причем металлургический бум в этой стране ожидается год от года. Первый бум был провозглашен в 2001-2002 г., когда иранская металлургия намеревалась за несколько лет (до 2005 г.) нарастить производство стали до 16,5 млн т. В 2007 г. по европейскому календарю (напомню, что у Ирана свой календарь) иранские металлурги выпустили 10 млн т стали (международные источники), что всего лишь на 200 тыс. т больше, чем в позапрошлом году. Результаты не ахти какие, особенно учитывая ежегодные амбиции иранского правительства по увеличению производства стали.


Я хотел бы еще отметить один факт, который лично мне покоя не дает. Волею судеб я сталкиваюсь иногда с иранской статистикой, и, просчитывая возможные годовые объемы производства стали, соотнося их с объемами производства за полгода (учитывая новые мощности) получается, что иранская металлургия действительно шагает вперед семимильными шагами. Однако по окончанию года, когда объявляются результаты, выясняется, что иранская металлургия, грубо говоря, топчется на одном месте. Не знаю, в чем тут загвоздка. Либо иранская статистика серьезно расходится с данными IISI, либо же имеет место какая-то подтасовка. Может быть, иранские отраслевые генералы выдают желаемое за действительное, или империалистические злые силы, противостоящие режиму Ахмадинеджада, отрицают успехи иранской металлургии. К примеру, Иранская ассоциация металлургов говорит о том, что в 2007 г. было выпущено 12 млн т стали, но самое интересное, что цифра в 10 млн появилась на месяц позже цифры в 12 млн т. И обе цифры активно цитируются государственной прессой, подконтрольной правительству.


Данные по импорту также разнятся, причем сами иранцы утверждают, что в 2007 г. импортировали 10 млн т стали (есть данные и о 6 млн т). При этом они говорят о том, что в состоянии обеспечить свою промышленность сталью. Учитывая ежегодные объемы экспорта, прогнозируемые на уровне 3-3,5 млн т, лично мне непонятно, как иранские металлурги могут говорить о самообеспечении. Ведь даже при весьма примитивных подсчетах получается, что Ирану вообще слово «самообеспечение» употреблять пока противопоказано.


Теперь о «бумовских» наполеоновских планах. Разумеется, в Иране бум (как же без него), разумеется, существует очередной план по развитию собственной металлургии, причем какой! Не так давно правительством был озвучен план по развитию металлургии Ирана. Так, к 2010 г. страна намерена довести объемы производства стали до 29 млн т,   а к 2020 г – до 54,6 млн т. Таким образом, по темпам роста производства стали Иран может обогнать даже Индию (если у той, конечно же, все получится). Что же это, реальная потребность, наполеоновские планы, мало имеющие общего с реальностью, или же малограмотный PR трюк?


При всем моем уважении к этой стране (я был в ней, страна действительно потрясающе красива, милые люди, вкусная еда, только вот алкоголя не достать), думаю, что это все-таки пиар, только вот непонятно на кого все это ориентировано. Essar уже отказалась реализовывать свои проекты в стране, заморожен и проект Tata Steel по строительству комбината на 3-5 млн т. Главной причиной и в том, и в другом случае, выступают геополитические риски. Иностранные инвесторы пока не особенно торопятся строить металлургические комбинаты в Иране, о которых так долго говорил Ахмадинеджад. Да и с другой стороны, прежде чем инвестировать, хотелось бы знать правду, а пока цифры, приводимые одними и теми же источниками, различаются иногда аж в два раза, говорить о серьезных инвестициях бессмысленно.


Тем не менее, приватизация началась. О том, кто станет владельцем лакомой части металлургического пирога Ирана – читайте в следующий вторник.

Related posts

© 2008–2020 Рейтинговое Агентство "Русмет"
119180, Москва, 2-й Казачий пер. д.11 стр.1, Тел./факс: +7 (495) 980-06-08
Электронное периодическое издание «Русмет» (Rusmet) зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 17 декабря 2019 г. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77–77329