Subscribe Now

* You will receive the latest news and updates on your favorite celebrities!

Trending News

Новости

Промышленные новости

Хозяин медной горы 

СМИ нашли загадочного покупателя
половины запасов меди на LME. По сведениям газеты Daily Telegraph, им вполне может
оказаться JP Morgan, который припасает этот металл в преддверии запуска на бирже
торгующего фонда, обеспеченного физическими поставками меди

 

Загадочным покупателем,
который владеет более чем половиной запасов меди на складах, отслеживаемых Лондонской
биржей металлов (LME), является американский инвестиционный банк JP Morgan, пишет
The Daily
Telegraph
со ссылкой на заявление источника, знакомого с ситуацией.

Как сообщалось на прошлой
неделе, трейдеру, имя которого биржа не раскрывает, принадлежит где-то около
50-80% общего запаса меди LME, который составляет 355,75 тыс. тонн. Таким образом,
он владеет не менее 177,875 тыс. тонн металла, что в денежном выражении составляет
порядка $1,5 млрд.

Эта новость вызвала скачок
цен на медь до $8700 за тонну — максимума с октября 2008 года, то есть с разгара
финансового кризиса, отмечает Telegraph. Высокая стоимость металла традиционно отражает
опасения относительно вероятности возникновения его дефицита, поскольку медь пользуется
спросом по всему миру из-за использования ее в различных сферах деятельности.

Источник газеты сообщил,
что JP Morgan покупал контракты на медь. Он также добавил, что объем приобретенной
инвестбанком меди ближе к нижней границе диапазона в 50-80%, о которой говорила
биржа.

Трейдеры полагают, что
JP Morgan накапливает металл перед тем, как открыть торгующийся на бирже фонд
(ETF), обеспеченный физическими поставками меди. О намерении создать такой ETF банк
заявлял в конце октября без уточнения временных рамок запуска фонда. Представители
JP Morgan отказались от комментариев.

Впервые LME сообщила о крупной
позиции на одного покупателя 23 ноября в своем ежедневном отчете о запасах.

«Это ужасно огромный
объем меди», — полагал Чарльз Суиндон, управляющий директор лондонского торгового
дома RJH Trading Ltd., специализирующегося на металлах, которого процитировала The Wall Street
Journal
. Неизвестному на тот момент широкой публике трейдеру принадлежит
порядка 1% всей меди, которая будет использована в мире в этом году.

Для медного рынка вообще
необычна ситуация, когда один участник держит такой огромный объем металла на складах
биржи по всему миру. Производители и потребители меди обычно торгуют металлом посредством
двусторонних договоров, оставляя на складах LME «последние остатки» для
тех, кто хочет выполнить заказы, привязанные к фьючерсным контрактам.

При этом медь может стать
неплохой инвестицией. Теперь банки от Credit Suisse Group до Barclays Capital предсказывают
более высокие цены — в среднем на уровне $8542 за тонну в 2011 году, что на 15%
больше выше, чем в текущем году, сообщает Bloomberg.

Ранее в Barclays
Capital ожидали, что спрос на промышленные металлы от Северной Америки до Европы,
Латинской Америки и Азии превысит рыночные ожидания. Высокие цены заставляют компании
использовать запасы металлов, и такая ситуация сохранится до конца текущего года,
полагают аналитики. В результате в начале 2011 года произойдут значительные покупки
базовых металлов для пополнения резервов.

Стоимость меди в этом году
уже поднялась на 18%, достигая 8725$ за тонну на Лондонской бирже металлов в понедельник.

Related posts

Импорт и экспорт

Хозяин медной горы 

«Ъ» стал известен еще один госактив, на который претендует госкорпорация «Ростехнологии», создающаяся на базе ФГУП «Рособоронэкспорт». В перечне предприятий, за счет которых будет формироваться уставный капитал госкорпорации, фигурирует доля РФ (49%) в российско-монгольском горно-обогатительном предприятии «Эрдэнэт». Став акционером пятого по объемам добычи и реализации меди в Азии комбината, «Ростехнологии» смогут ежегодно зарабатывать только на дивидендах не менее $100 млн.

Сергей Чемезов претендует на долю России в монгольском месторождении
«Ъ» стал известен еще один госактив, на который претендует госкорпорация «Ростехнологии», создающаяся на базе ФГУП «Рособоронэкспорт». В перечне предприятий, за счет которых будет формироваться уставный капитал госкорпорации, фигурирует доля РФ (49%) в российско-монгольском горно-обогатительном предприятии «Эрдэнэт». Став акционером пятого по объемам добычи и реализации меди в Азии комбината, «Ростехнологии» смогут ежегодно зарабатывать только на дивидендах не менее $100 млн.

В конце декабря глава госкорпорации Сергей Чемезов внес в правительство проект указа президента о формировании имущественного взноса РФ при создании «Ростехнологий». Документ содержит перечень активов, передающихся государством в собственность этой госкорпорации. «Ъ» удалось ознакомиться с этим перечнем; среди прочих там указано и ОАО «Российско-монгольская компания с ограниченной ответственностью «Предприятие Эрдэнэт»» (49%)».

СП «Эрдэнэт» основано в 1972 году в Монголии. Его сырьевой базой является Эрдэнэтская рудоносная зона (длина — 22 км, ширина — 5 км) из нескольких месторождений медно-порфирового типа. Сейчас эксплуатируется Северо-Западный участок месторождения Эрдэнэтийн-Овоо. Его утвержденные запасы около 1,3 млрд т руды. Властям Монголии в СП принадлежит 51%, госдоля РФ — 49%. ГОК добывает ежегодно 25 млн т медной руды, производит 550-570 тыс. т меднорудного концентрата, до 50 тыс. т молибденового концентрата. В 2007 году выручка от реализации составила $1,4 млрд. Запасов руды хватит на 30 лет. С начала 2000-х годов СП переориентировалось на Китай, куда идет более 90% медного концентрата.

До сих пор считалось, что доля РФ в СП будет увеличена до контрольной и затем передана в управление частному инвестору. Прошлым летом об этом заявил глава Минсельхоза Алексей Гордеев, возглавляющий межправительственную комиссию по торгово-экономическому сотрудничеству России и Монголии. В числе претендентов на участие в проекте тогда назывались Уральская горно-металлургическая компания ( УГМК), ГМК «Норильский никель» и Русская медная компания (см. «Ъ» от 1 июня 2007 года).

Источник «Ъ» в межправкомиссии утверждает, что на пакет РФ в «Эрдэнэте» также претендовал Газпромбанк, который в конце прошлого года был близок к заключению соглашения с Росимуществом.

В декабре этот банк выступил генеральным спонсором российско-монгольского форума, оплатив поездку туда пула журналистов. Вчера в пресс-службе Газпромбанка от комментариев отказались, однако источник в банке сообщил «Ъ», что соглашение с Росимуществом так и не было подписано. В Росимуществе от комментариев отказались.

Источник «Ъ» в совете директоров «Эрдэнета» утверждает, что при передаче российского пакета в доверительное управление нужно проводит конкурс. А при продаже этого пакета преимущественное право выкупа имеет Монголия. Но в ситуации с «Ростехнологиями» все эти условия соблюдать не нужно. «До сих пор монголы негативно относились ко всем разговорам о передаче в доверительное управление российского пакета. Они расценивали это как смену собственника, а у них есть преимущественное право выкупа. Ситуация с «Ростехнологиями», думаю, будет воспринята нормально, так как де-факто пакет остается у государства»,— объясняет вице-президент ИК «Центр Регион» Ренат Шигапов. Источник «Ъ» в «Эрдэнет» добавляет, что только в 2007 году российская сторона заработала в СП на дивидендах $100 млн.

Независимый политолог Дмитрий Орешкин называет такое развитие событий вокруг «Эрдэнэта» «вполне предсказуемым». «В рамках нынешней системы ценностей появление в проекте «государева ока» в лице «Рособоронкспорта» никого не должно удивлять. Что же касается интересов бизнеса, он уже давно находится на втором месте по сравнению с интересами госкомпаний»,— говорит господин Орешкин.

«Желание Ростехнологий получить контроль над ГОКом понятно, так как актив достается фактически бесплатно. Ожидать какого-либо улучшения в деятельности ГОКа не стоит, он как грузил продукцию в Китай, так и будет, поскольку до России везти получается дальше, а у УГМК и Русской медной группы есть собственные горные активы»,— считает аналитик ИФК «Метрополь» Максим Худалов.

В самих «Ростехнологиях» свой интерес к «Эрдэнэту» объясняют тем, что «молибденовое сырье используется при производстве титана». «Рособоронэкспорту» принадлежит ОАО » ВСМПО-Ависма», крупнейший в мире производитель титана. Источник «Ъ» в совете директоров «Эрдэнэта» считает, что для «Ростехнологий» это выгодная сделка. «У Сергея Чемезова есть металлургический проект (холдинг «Русспецсталь».— «Ъ»), а при производстве спецсталей используются легирующие добавки. «Эрдэнет» производит и молибденовый концентрат и добывает редкоземельные металлы, в том числе рений. Поэтому в данной сделке есть рациональное зерно»,— считает собеседник «Ъ».

Старший аналитик Lehman Brothers Владимир Жуков называет «Эрдэнэт» «выгодным активом, особенно в условиях хорошей рыночной конъюнктуры на медь». «По размеру «Эрдэнэт» даже больше «Казахмыса», который сейчас стоит порядка $11 млрд. Потенциально капитализация монгольского предприятия может быть сопоставимой»,— уверен эксперт. Ренат Шигапов оценивает ГОК примерно в $4 млрд. «Эрдэнэт — пятый по объемам добычи и реализации в Азии, и его акции еще не котируются. При выводе на биржу капитализация будет выше»,— считает он. По мнению господина Жукова, в силу географического положения «Эрдэнэт» может использовать бизнес-модель «Казахмыса», который работает главным образом на рынок Китая, где спрос на медь растет последние годы устойчивыми темпами.


Related posts

Импорт и экспорт

Хозяин медной горы 

Для большинства постсоветских бизнесменов, попавших в очередной рейтинг
самых богатых людей мира, опубликованный в начале марта журналом Forbs,
биографией и историей успеха стали нефть и газ. Для казахстанского
миллиардера Владимира Кима – медь. Мировые цены на медь повышаются
стабильно, откликаясь на растущую в них нужду Китая. Так что пока вы
«сидите» на меди и имеете мозги – из списка миллиардеров вылететь нет
опасности. Что и доказал президент корпорации «Казахмыс» Владимир Ким,
который в этот форбсовский список попадает уже второй год подряд,
причем перескочил с 258-й строчки на 142-ю. Его состояние за год
удвоилось: с 2,7 млрд. до 5,5 млрд. долларов.

В
прошлом году г-н Ким прокомментировал появление в Forbs своей фамилии.
Смысл таков: учитывая мировые цены на медь 10 лет назад и состояние
предприятий, ныне входящих в «Казахмыс», реальная цена «Казахмыса» была
110 млн. долларов. А купить его в тогдашнем Казахстане, где не было
законодательных гарантий инвесторам, инфляция составляла около 800
проц. годовых и многие уезжали, продавая свои акции за копейки, можно
было и вовсе за 50 млн. долларов. Сегодняшняя капитализация в 10 млрд.,
считает Ким, – результат многолетней грамотной работы, благоприятной
конъюнктуры, удачи и публичности. Владимир Ким не постеснялся, сказал,
что в какой-то момент ему повезло, скупил акции дешево: «Да, я
миллиардер. И это звание честно заслужил. Хотя сыграла роль и фортуна».
Фортуна? Этнический кореец Владимир Ким родился и вырос в Южном
Казахстане, окончил строительный институт, еще при советской власти
начал работать в строительной организации. После того как Казахстан
стал независимой республикой, Ким стажировался в Германии, Швейцарии,
Южной Корее. Защитился – стал кандидатом технических и доктором
философских наук.

«Импортное» образование помогло. В том числе
дало возможность издалека оценить советскую экономическую модель, а
также особенности Казахстана с его патернализмом и приоритетом семейных
ценностей. Негативное отбросил, позитивное – оставил. Ким учел опыт
восточных – японских и корейских – фирм, практикующих пожизненный наем,
а потому многие социальные программы, которые он внедряет в своей
корпорации, столь же «социалистические». «Казахмыс» обеспечивает
жизнедеятельность трех городов: Жезказгана, Сатпаева, Балхаша. Средние
зарплаты работников – 600 долл. в месяц. Плюс есть «отец родной» –
большая и сильная корпорация, которая не даст пропасть.

В
1995–1997 годах Владимир Ким руководил ОАО «Жезказганцветмет», а в
1992–1995-х – СП «Казахстан – Самсунг». В 1995 году был объявлен
тендер, который выиграл Самсунг, и государственный пакет акций АО
«Жезказганцветмет» в размере 75 проц. акций был передан в управление
«Самсунгу» на пять лет.

Медный гигант, корпорацию «Казахмыс»,
созданную на базе АО «Жезказганцветмет», Ким возглавил в августе
1997-го. К руководству корпорацией молодой, современно мыслящий Ким
пришел вместе с Русланом Юном, тоже доктором наук – только технических.
Тогда и началось резкое движение вперед цветмета Казахстана (ну,
конечно, не без участия мирового рынка, где цены на металлы тянулись
исключительно вверх).

Ким и Юн сотрудничали с «Самсунгом» и
стажировались за границей, но сделали все по-своему. «Казахмыс» не стал
«Самсунгом», созданным, кстати, по приказу диктатора генералами путем
перепрофилирования фирм и вкладывания денег в новую, стремительно
растущую отрасль электроники.

Производство, к руководству
которым пришли два доктора наук, было, как и большинство других крупных
производств, парализовано с распадом СССР. Ким и Юн взяли кредиты,
чтобы вылезти из ямы. В остальном положились на себя и потенциал
компании. Технологии были свои, предприятия корпорации обеспечены
запасами руды и, главное, достаточно квалифицированной рабочей силой.
Организация производства, внедрение новых технологий в корпорации
входили в компетенцию Руслана Юна, который начинал карьеру с должности
рабочего очистного забоя и, как принято говорить, знал все изнутри.
Поднимая такое производство, топ-менеджеры корпорации не привлекали
специалистов из-за рубежа, а сделали ставку на собственные,
казахстанские кадры. Юн знал, что советская горная школа лучшая в мире,
никуда не годилась только техника. Вот для ее покупки и использовали
связи с «Самсунгом». Акции корпорации, переданные в управление
«Самсунгу», помогли запустить производство. Через пять лет они перешли
Киму, который занялся неведомыми советской экономике проблемами
капитализации. Очевидно, ему пришлось пройти все круги ада: представить
всю отчетность, пройти аудит, показать, что есть на самом деле, кто
владельцы и т. д. Такая компания в мировом бизнесе называется
транспарентной, то есть прозрачной, а у нас раньше это не называлось
никак, потому что не существовало. Под более или менее транспарентную
компанию Ким сумел взять кредиты, затем разместил акции для продажи на
зарубежных фондовых рынках.

Компания стала известной в деловых
кругах, среди ее крупных акционеров и в составе совета директоров
появились иностранные бизнесмены, чье слово высоко ценится на мировых
биржах и в банкирской среде. Отсюда – возможность получения недорогих
кредитов, кооперация с крупными иностранными компаниями.

Продукт
«Казахмыса» хорошо известен в мире. Если и говорить о фортуне, то она в
том, что именно катодная медь Жезказганского горнометаллургического
комбината зарегистрирована на лондонской бирже цветных металлов как
торговый эталон качества. Неудивительно, что акции компании были не
только раскуплены, но и попали в сотню наиболее привлекательных.
«Казахмыс» зарегистрировала в Великобритании фирму – британскую
компанию Kazakhmys PLC (практически стопроцентный владелец крупнейшей
казахстанской горнорудной компании ТОО «Корпорация «Казахмыс»), которая
и совершает от имени всего медного холдинга на мировом рынке торговые
сделки.

Следующие планы Кима – консолидация всех медедобывающих
и медеплавильных предприятий республики, обмен активов и слияние
предприятий корпорации с «черной» частью металлургической
промышленности Казахстана. А также план разработки крупнейшего медного
месторождения России – Удоканского, расположенного в районе БАМа.

Помимо
естественного для любой компании желания расширить производство, в
борьбе за этот проект подразумевается борьба за выживание самого
«Казахмыса». Медные руды Казахстана бедные, и их переработка требует
больших энергетических и материальных затрат. Это затрудняет
конкурентную гонку на мировом рынке даже тем, кто «сидит» на
драгоценной меди.

О личном, о пристрастиях, об увлечениях Владимир Ким особенно не распространяется. В общем, я – миллиардер, этим и интересен

Related posts

Добавить комментарий

Required fields are marked *