Skip to content

Металл в голосе

6 мин.

Опубликованно: 15 мая 2007

Промышленные новости, Экология

Актуальное интервью: сделка, в результате которой мировой рынок металловобрел лидера с «российской пропиской» — Объединенную компанию РУСАЛ (UCRUSAL)

В результате слияния РУСАЛа, СУАЛа и глиноземных активовшвейцарской Glencore образована корпорация, которая ведет деятельностьв 17 странах на пяти континентах. Годовой объем производства — 3,9миллиона тонн алюминия (12,5 процента мирового рынка) и 10,6 миллионаглинозема (16 процентов) — позволил занять ей первую позицию в мире.Между тем конкуренты уже дышат в затылок новому сверхгиганту: напрошлой неделе с претензией перехватить лидерство американская Alсoaсделала предложение о покупке канадской Alсan.

О деталях создания UC RUSAL и глобальных перспективах алюминиевой отрасли в интервью «Итогам» рассказывает гендиректор компании Александр Булыгин.

— Александр Станиславович, с СУАЛом вы давно вели переговоры исотрудничали. А почему в качестве зарубежного партнера выбран Glencore?Захотелось реванша после того, как они не продали вам ямайский иирландский активы?

— Эмоции какие-то детские — обиды тут ни при чем. Да и повода для обиду нас не было: по Ирландии мы в свое время не договорились по цене, поЯмайке проиграли в нормальной открытой борьбе в ходе конкурса. У наслюбому проекту имеются альтернативы, были альтернативы и сделкам сСУАЛом и Glencore. Конструкция, когда три компании объединяются и приэтом появляются два миноритарных акционера, очень комфортна. Это сталодополнительным аргументом и для Виктора Вексельберга, и для Glencore, свладельцами которого у нас установились хорошие партнерские отношения.Ну а если говорить об основной причине сделки, то это простаяиндустриальная логика. Банально звучит, но и для РУСАЛа, и дляGlenсore, и для СУАЛа стать частью компании — мирового лидера — значитполучить принципиально другие возможности для развития и привлечениясредств для его финансирования.

— Но говорят, что российский бизнес не пользуется доверием за рубежом…

— Это стереотип, который мхом порос. Мы с подобным не сталкиваемся.Правда, бывает, что кто-то хочет использовать так называемый русскийдисконт. Но мы с такими компаниями просто не работаем.

— Конкуренты не хотят смириться с вашим лидерством: на днях Alсoa сделала предложение о покупке Alсan…

— Большинство комментариев, которые прозвучали по поводу нашегообъединения, были положительными, но некоторые действительно воспринялисделку с большой ревностью. Думаю, конкурентам лучше сконцентрироватьсяна решении собственных проблем. В то же время мы осознаем, что созданиеUC RUSAL дало мощный толчок для начала активных действий по дальнейшейконсолидации отрасли. Хотя, на мой взгляд, не конкуренция будетопределять тенденции развития отрасли в мировом масштабе на ближайшиелет пять.

— А что же тогда?

— Я думаю, большее значение с точки зрения влияния на изменение среды,в которой мы работаем, оказывают такие процессы, как, например,глобальное потепление. Люди думают, как можно предотвратить эту угрозу,наличие которой трудно оспаривать.

— У вас же вроде алюминиевый бизнес, а не научная лаборатория.

— Да, но тенденции в отрасли определяют клиенты. Весь мир сейчасозадачен вопросами энергосбережения, сокращением расхода топлива. Вчастности, нужны облегченные материалы для производства транспорта -железнодорожных вагонов, автомобилей и прочего. Алюминий и будет такимматериалом. Его использование по сравнению со сталью позволяетуменьшать вес конструкции, а значит, сократить расходы топлива. Крометого, для нас глобальное потепление означает и то, что мы должныснизить суммарный объем выбросов на 25-50 процентов. Хотя, несмотря наувеличение объема производства, объем выбросов сейчас составляетпорядка 75-80 процентов от уровня 1990 года.

— Боитесь Киотского протокола?

— Не в этом дело. Мы даже не выбираем квоты… Что делают законодателина Западе? Вот есть 10 процентов компаний, которые являются лидерами всвоей отрасли, и каждая из них выбрасывает определенное количествозагрязняющих веществ. При этом есть основная группа, стабильнопоказывающая средний уровень выбросов. И есть еще 10 процентов компаний- они хуже всех. Законодатели говорят: «Хорошо, мы корректируемстандарты таким образом, чтобы завтра десять худших закрыли своипроизводства. А основная группа производителей должна будет внедрить тестандарты, которые заданы десятью процентами лидеров».

— И по этой причине вы решили сосредоточиться на атомной энергетике как более экологичной?

— Например, но не только. На реализацию объявленного нами совместного сРосатомом проекта на Дальнем Востоке потребуется в лучшем случае пять -семь лет, учитывая требования по безопасности, сертификации, циклстроительства и так далее. Поэтому нас интересует любая «зеленая»энергетика.

— В Объединенной компании формируется энергетический дивизион.Хотите усилить свое главное конкурентное преимущество — дешевуюэлектроэнергию?

— Дешевая энергия в России — еще один миф. В алюминиевой отраслирасходы на тонну считаются как сумма транспортных и энергетическихзатрат. Мы конкурентоспособны с точки зрения доступа к энергоресурсам,но при этом несем существенные издержки из-за большого транспортногоплеча. Никто из наших конкурентов, имеющих под боком в портахсобственное глиноземное производство, не несет таких затрат на доставкусырья и транспортировку готовой продукции. Это очень серьезныедополнительные издержки, они только частично компенсируются стоимостьюэлектроэнергии. Именно поэтому мы и новый алюминиевый завод построили вХакасии, около Саяно-Шушенской ГЭС. Там удобные створы реки с точкизрения напора воды, сезонного распределения водосброса. Энергетикиспециально построили для нас сеть. В этом наше преимущество, а не втом, что кто-то придумывает скидки. Все обусловлено рынком.


Объединенная компания Русал ведет деятельность в 17странах на пяти континентах. Корпорация, образованная в результатеслияния Русала, Суала и глиноземных активов Glencore, заняла лидирующиепозиции в мире по производству алюминия и глинозема
(Фото: Сергей Куликов/ИНТЕРПРЕСС)


— Алюминиевая отрасль считается наименее консолидированной. По какому пути пойдет укрупнение?

— Сложный вопрос, потому что чисто алюминиевых компаний не очень много.РУСАЛ уже энергометаллургическая компания. Rio Tinto, CVRD, BHPBilliton — это крупнейшие диверсифицированные горно-металлургическиекомпании, которые производят не только алюминий, но и широкий спектрдругих металлов и видов сырья. Вопрос в том, пойдет ли развитиеалюминиевой отрасли по пути создания таких диверсифицированныхгорно-металлургических компаний или по пути консолидации в рамках однойкомпании все большего и большего процента мирового производства.Последнее не факт.

— Откуда такая уверенность?

— Есть серьезные ограничения антимонопольного характера. Приобъединении двух компаний, имеющих не только алюминиевое, но иглиноземное производство, антимонопольные власти многих стран попросятновую структуру продать часть глиноземных активов. Надо будетучитывать, не ухудшат ли обязательства по продаже большого количестваактивов эффект от синергии при объединении чисто алюминиевых компаний.С моей точки зрения, сценарий укрупнения в рамках одной отрасли неочень вероятен. Скорее всего мы увидим, как будут появляться компании,подобные BHP Billiton. Она сейчас стоит около 120 миллиардов долларов,а лет через пять будет стоить 200. Это наш ориентир с точки зрениятого, кем мы хотим стать. В России нет ни одной компании, которая имелабы устойчивую позицию в разных секторах промышленности. И пока нетникакого движения в этом направлении. Это неправильно, потому чтоРоссия, имея такие серьезные позиции в металлургической и горноруднойпромышленности, должна, мне кажется, предъявить миру в течениеследующих десяти лет пару-тройку таких серьезных компаний.

— В каких именно отраслях?

— В энергометаллургии. Вот, например, CVRD производит как бокситы, таки медный концентрат и железорудную продукцию. Между тем в Россиипроизводятся все шесть металлов, которые торгуются на Лондонской биржеметаллов. Это супервозможность как с точки зрения инвесторов, которымбыло бы интересно инвестировать в такую компанию, так и с точки зренияусиления позиций России на мировых рынках.

— Каким вы видите образ такого гиганта в российском исполнении?

— РУСАЛ может стать хорошей основой для его создания. А у потенциальныхобъектов для присоединения должна быть соответствующая «генетика», тоесть это не должно быть что-то ущербное с точки зрения экологии илиналичия собственной рудной базы.

— При советской власти у нас все было укрупнено, потом все поделили и приватизировали, теперь стали вновь собирать…

— Невозможно иначе, чем через процесс приватизации, найти эффективногособственника. Собственников поначалу было много, но у них не былокапитала. Но затем сформировалась группа эффективных собственников. Этосовсем не означает, что мы вернулись в ту самую точку, где были 15 летназад. Мы создали много нового и стали как минимум в два раза больше.Символично, что именно в мае этого года исполняется 75 лет алюминиевойотрасли России. Первый завод — Волховский — был пущен в 1932 году, а 15мая 2007 года мы закладываем камень, символизирующий началостроительства РУСАЛом и «ГидроОГК» Богучанского алюминиевого завода,мощность которого составит 600 тысяч тонн.

— Наращивание производства, очевидно, имеет смысл, если соотношениеспроса и предложения будет таким же выгодным, как сегодня. А еслизавтра конъюнктура изменится за счет выхода на рынок тех же китайцев?

— У Китая есть серьезные ограничения. Для устойчивого долгосрочногоразвития алюминиевой промышленности нужен доступ к электроэнергии,которого у них нет, нужны технологии. Чтобы войти в рынок, нужнопотратить по крайней мере пять миллиардов долларов. Пока же мынаблюдаем дефицит нашей продукции. А если учесть глобальное потеплениеи то, что бенефициаром в этой ситуации станет алюминиеваяпромышленность, то можно прогнозировать устойчивый рост спроса.

Металл в голосе.

7 мин.

Опубликованно: 5 июня 2006

Импорт и экспорт, Промышленные новости, Руда, Чугун

В текущем году стоимость ценных бумаг трубных заводов окажется выше рынка, акций горнорудных предприятий — будет падать, а сталепрокатных комбинатов — двигаться вместе с рынком

Развитие черной металлургии за последние два года хоть и уступает по динамике всей отечественной экономике (ежегодный рост ВВП — около 6%), но стабильно держит высокий темп. По итогам 2004 года в России увеличилось производство всех видов продукции, кроме стальных труб. В 2005м вырос выпуск проката, стали и стальных труб, но отмечен спад в производстве чугуна и кокса (это следствие перехода металлургов на современные технологии выплавки стали, что в ближайшие годы вызовет подъем потребления электроэнергии), а также железной руды. На Урале снижение производства чугуна и стали по сравнению с 2004 годом менее значительно.

Просто фантастика

Производственная динамика отражает рост спроса на металлопродукцию на внутреннем рынке. Он вызвал повышение цен и на продукцию, и, как следствие, на акции предприятий. В начале 2004 года комбинаты Северсталь и Магнитка резко подняли цены, за ними последовали остальные. Металлургов обвинили тогда в ценовом сговоре. Но комбинаты всего лишь транслировали на внутренний рынок скачок цен на металлопродукцию на внешнем рынке, начавшийся в конце 2003 года. Рынок практически сразу отреагировал подъемом стоимости акций стале-прокатных предприятий. А когда ожидания инвесторов подтвердились улучшенными финансовыми показателями, рост продолжился.

Цены на «металлургические» акции в 2004 году взлетели просто фантастически — 448,3%, в то время как акции других предприятий подорожали максимум на 40%. Столь высокие темпы роста акционерного капитала объясняются также значительной недооцененностью отрасли в 2003 году. Акции крупнейших предприятий до сих пор не относятся к первому эшелону, а бумаги пяти эмитентов начали торговаться только в 2004 году.

В 2005м цены на металлопродукцию стабилизировались (график «Динамика мировых цен на металлопрокат в 2004 — 2005 годах»). Если в 2004м выручка металлургов увеличилась примерно на 60%, то в 2005м — на 10% (диаграмма «Доля металлургических холдингов в общеотраслевой выручке по итогам 2005 года»). Фактически доходы остались на уровне 2004 года: почти весь рост съела инфляция. Соответственно, замедлился и подъем цен на акции, он составил 424%. На две трети он обеспечен ростом финансовых показателей предприятий в условиях продолжения формирования холдингов (см. «Кто и как строит холдинги»), на треть — общим движением фондового рынка России.

В целом за два года цены на металлопродукцию поднялись на 71,9% (с учетом инфляции — на 48%), а на акции предприятий в целом по черной металлургии — на 1801,4%. Даже с учетом инфляции эти показатели значительны по сравнению с остальным рынком.

Нынешний год для российской экономики можно оценить как благоприятный: в стране как никогда стабильна политическая ситуация, рост ВВП по прогнозам останется на уровне 5 — 6%. Это, конечно, хуже, чем в Китае, но лучше, чем в Западной Европе, и очень прилично на общемировом фоне. Попробуем спрогнозировать финансовое положение предприятий, чьи акции имеют хождение на фондовом рынке: это предприятия холдингов УГМК, ЧТПЗгрупп, Северсталь, Мечел, Уральская сталь, Евразхолдинг, ОМК, ТМК.

Черная полоса

В 2004 году наибольшую доходность вложений обеспечили сталелитейщики и предприятия, входящие в холдинг «Уральская сталь». Это объясняется резким подорожанием в 2004 году металлопродукции сталелитейных и сталепрокатных предприятий, сопровождаемым значительным увеличением выручки и прибыли.

Однако во II полугодии 2005 года цены на металлопродукцию на мировом рынке упали на 15 — 30%. Это обстоятельство, а также снижение спроса на металлопрокат со стороны Китая и ограниченная емкость внутреннего рынка, никак не способствуют росту.

Скорее всего, картина, аналогичная мировой, возникнет в 2006 году и на внутреннем рынке. Это неблагоприятно скажется на финансовых показателях (выручка металлургических предприятий увеличится, по прогнозам, примерно на 5%), а следовательно, на цене акций сталепрокатных компаний, особенно экспортноориентированных (ММК, Северсталь, Мечел).

По итогам первых двух месяцев 2006 года выручка в отрасли уже упала на 9,8%, что сопровождалось сокращением объемов производства по основным видам продукции (стали и прокату) на 9 — 10% по сравнению с декабрем 2005 года.

На предельной высоте

В 2005 году отмечен резкий рост цен на железорудное сырье. Доходность вложений в акции горнорудных предприятий составила 410% годовых. Рост цен на горнорудные активы вызван еще и тем, что многие холдинги докупали их.

До недавнего времени некоторые российские металлургические холдинги не придавали большого значения горнорудным активам. Например, Магнитка строила свой холдинг «сверху». В 2004 году в его состав вошли заводы, выпускающие из проката Магнитки продукцию более высоких технологических переделов.

Но спрос на эту продукцию и цены на нее, как выяснилось позже, росли медленнее, чем спрос и цены на железорудное сырье. Этим не замедлили воспользоваться конкуренты: во II квартале прошлого года они дали понять ММК, что это значит — не иметь рудной базы (комбинат обеспечен собственной рудой не более чем на 15 — 20%). Согласованные действия ряда ГОКов, резкий скачок цен на сырье привели к тому, что Магнитка несколько месяцев работала буквально с колес. После того как кризис удалось разрешить, комбинат принял меры по заключению долгосрочных соглашений, прежде всего с Соколовско-Сарбайским ГОКом (Казахстан).

Холдинг «Уральская сталь» (ОрскоХалиловский комбинат, Оренбургская область) стал владельцем крупнейшего Михайловского ГОКа. В марте 2006 года Новолипецкий меткомбинат (НЛМК) завершил приобретение горнорудной компании «КМАРуда». Эта сделка — последняя крупная покупка в отрасли, поэтому ожидать роста цен на горнорудные акции не приходится. К тому же к началу 2006 года цены на горнорудное сырье исчерпали потенциал, а значит, перестали расти в цене и акции ГОКов.

В целом по горнорудной отрасли рыночная капитализация предприятий начинает опережать выручку. Это можно считать тревожным симптомом.

С точки зрения инвестиций предпочтительнее недооцененность предприятия, когда его выручка опережает рыночную капитализацию. Противоположная ситуация означает угрозу того, что инвестор заплатил за акцию больше ее реальной стоимости. Это рискованное вложение, поскольку будущая рентабельность предприятия неизвестна.

Тебе трубить

В трубной отрасли 2004 год был ознаменован падением производства. Но уже следующий принес увеличение выпуска стальных труб, вызванное, на наш взгляд, двумя факторами: высокими ценами на нефть и нестабильной политической и экономической ситуацией на Украине (это основной экспортер труб на российский рынок).

Цены на трубную продукцию (с учетом инфляции) поднялись за два последних года на 35,3%. Доходность акций трубных предприятий по итогам 2005 года — 316% годовых.

В этом году из всей отрасли только производство труб осталось на уровне конца 2005 года, соответственно, рост выручки в подотрасли за январь — февраль составил порядка 33% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Трубная подотрасль сегодня в выигрышном положении по сравнению с другими.

Во-первых, в 2006 году ситуация на Украине скорее всего принципиально не изменится.

Во-вторых, цены на нефть на мировом рынке высоки как никогда и останутся такими по крайней мере до тех пор, пока сохранится нестабильность в Ираке и Иране. Поэтому государство принимает меры для стимулирования объемов добычи нефти и газа, что обуславливает реализацию крупных проектов строительства магистральных газо и нефтепроводов.

В 2006 году Газпром планирует ввести 1200 км газопроводов (Северо-Европейский, Ямал — Европа, СРТО — Торжок). Таким образом, общий спрос поднимется на 1,3 млн тонн труб в год. С учетом дальневосточного нефтепровода спрос на трубы может подрасти на 2 млн тонн труб в год. Втретьих, расширяется применение труб в ЖКХ и строительстве. Все это приведет к увеличению спроса на трубы и, следовательно, их производства. Поэтому акции трубных предприятий будут дорожать быстрее, чем акции сорто— и листопрокатных предприятий. (Вместе с тем рост производства труб вызовет увеличение спроса и на стальную заготовку: трубная подотрасль потребляет около 10% производимой в стране стали. Так, недавно заключено рамочное соглашение между ЕвразХолдингом и Группой ЧТПЗ о поставках около 400 тыс. тонн трубной заготовки на заводы Группы ЧТПЗ в 2006 году. Таким образом, ЕвразХолдинг счел для себя более выгодным увеличение поставок заготовки, а не завершение строительства завода труб большого диаметра на промплощадке Нижнетагильского меткомбината.)

Поскольку динамика финансовых показателей предприятий Уральского региона почти вдвое выше, чем в целом по России, акции уральских предприятий будут расти быстрее.

В особенности это касается предприятий Группы ЧТПЗ. Если в целом цены на акции трубных предприятий в 2004 — 2005 годах поднялись на 150%, то акции заводов Группы ЧТПЗ — на 75%. Недооцененность приведет к опережающему росту цен на акции холдинга в этом году. Следует учесть и то, что большая часть запрашиваемого промышленностью объема труб — трубы большого диаметра, поставщиком которых на Урале является именно Группа ЧТПЗ.

Наверх

Мероприятие

с 12 апреля, 2022 по 14 апреля, 2022


Время начала - 08:00
Время завершения - 20:00

Выставка MIR-Expo проводится в уникальном формате нон-стоп нетворкинга. Интеграция деловой программы и экспозиции позволяет максимально эффективно работать на деловой площадке, совмещая теорию с практикой и общением. Место проведения Хаятт Ридженси Москва Петровский Парк 5* Ленинградский проспект 36 строение 33, Москва, Россия, 125167

Подробнее ...