Skip to content

Самое выгодное месторождение

/Rusmet.ru, Валерий Фортунин/ Украина, как известно, обладает широкими потенциальными возможностями по обеспечению металлургических предприятий собственным железорудным сырьем. Но, к счастью или сожалению, полностью использовать имеющийся потенциал пока не удается. С одной стороны, это позволяет оставлять рудные залежи, как стратегический запас, а также не ухудшать и без того тяжелую экологическую обстановку в стране. С другой, заставляет некоторые предприятия металлургии тратить валюту на закупку импортного сырья, что, естественно, влияет на себестоимость конечной продукции. Парадоксально, но наибольшую прибыль за последние годы получили те, кто практически ничего не вкладывал в процесс добычи сырья для металлургических печей. Это – люди, под чьим контролем осуществлялось освоение запасов Балки Средней, расположенной рядом с Запорожьем.


 


Промышленный Клондайк


 


Еще при создании промышленного комплекса в начале 30-х годов прошлого века для отходов производства было выделено место для свалки. Сегодня четыре крупных предприятия – Запорожский завод ферросплавов, «Запорожсталь», «Днепроспецсталь» и коксохимический завод имеют каждый свои участки, которые принимают участие в технологическом процессе производства основной и сопутствующей продукции.


К моменту начала освоения отвалов как потенциального поставщика скрапа площадь месторождения составляла более 220 га, на которых, по некоторым оценкам, было зарыто около 100 млн. т металла. Сосредоточен он в миллионах тоннах шлаков, наиболее перспективные из которых принадлежат «Днепроспецстали». Ибо беззаказные плавки спецсталей, отправленные на свалку по разным причинам, представляют ценное сырье для металлургов. Рассказывают, что добытый слиток, который без переработки спокойно мог отправляться в печи, приносил старателям сразу многотысячные долларовые прибыли.


И не надо строить шахты, обеспечивать безопасность добычи, искать специалистов. Достаточно несколько дюжих ребят и минимум техники для вывоза найденного. В начале добычи (конец 90-х годов) деньги текли буквально рекой. Естественно, это не прошло мимо криминальных структур, которые и до сих пор там правят бал. О том, что происходит на Балке Средней, ходят легенды. Не будем их пересказывать. Отметим только то, что деньги, полученные от реализации скрапа, легли в основу состояния ряда известных ныне магнатов, а также участвовали во многих выборных кампаниях. Ежедневные доходы «металлодобытчиков» составляли до 500 тыс. грн. Могли бы такие деньги пройти незамеченными? Конечно, нет. Вопрос только, кто это контролировал? Сами предприятия? Криминал? Спецслужбы? Или все вместе?


Власти менялись, а проблема по-прежнему оставалась. Казалось бы, суды смогли выявить законных хозяев этой свалки. Именно так постановили называть место выброса отходов, отказавшись признать его техногенным месторождением, что давало возможность вести там исследовательские и другие работы посторонним структурам. Каждому предприятию выделили территорию, за которую заводы платили в казну, т.е. ситуация внешне приобрела цивилизованный вид. Вдобавок «Днепроспецсталь» приобрела спецтехнику для извлечения металла из шлаковых гор, что намного осложняло работу конкурентов. Была выставлена охрана, ограничен въезд транспорта. Но главным доводом в оздоровлении ситуации было истощение свалки. Сливки были сняты, теперь скрап добывался с большими затратами.


Однако в конце мая 2010 года руководителям трех предприятий-совладельцев свалки, исключая коксохимиков, пришли письма из районной прокуратуры, в которых предлагалось в течение нескольких дней прекратить все работы на полигоне и не препятствовать работе предприятия «Деа Рома», которое до этого уже претендовало на право эксплуатации отвалов.


 


Новый передел?


 


Руководство всех трех предприятий как-то очень спокойно отнеслось к этому предписанию. Но утром 27 мая отряд милиции «Гепард», а также представители Госохраны окружили территорию свалки и запретили на них работу, мотивируя проведением специальных оперативных мероприятий. Далее история приняла детективный сюжет. Представители охраны «Днепроспецстали», а также работающие на отвалах люди были вывезены, а на свалку заступили представители частной охранной фирмы. Никто не думал объявлять, из-за чего происходит вывод из рабочего процесса подразделения трех крупных предприятий. Буквально весь город замер в ожидании разрешения ситуации. Стали возникать митинги – ведь отходы давно уже перерабатываются и участвуют в технологии производства не только основной, но и сопутствующей продукции.


Кроме этого, все споры о том, является ли свалка техногенным месторождением или нет, были решены в судебном порядке. Свалки юридически закреплялись за предприятиями, которые несли ответственность за природоохранные мероприятия, платили за землю и ее использования и были признаны как территории, занятые непосредственно в технологическом процессе. И тут – неожиданное повторение пройденного. Причем, с участием милиции и прокуратуры. Доводы которых о необходимости проводить экологические исследования фирмы «Део Рома» выглядят довольно наивно. Ведь вся ответственность за экологическое состояние и выполнение необходимых природоохранных мероприятий полностью лежит на самих предприятиях, и ситуацию на своих участках они знают лучше других. Для контроля же служат специальные природоохранные государственные службы. Они-то и имеют право проводить мониторинг и следить за состоянием окружающей среды в этом районе.


Сразу отметим, что скандал еще не завершен: областная госадминистрация создала специальную комиссию, которая пока не приняла окончательного решения. Три крупных предприятия испытывают крайние неудобства и терпят убытки и в без того сложной экономической ситуации. На свалки пока разрешено вывозить отходы, но перерабатывать их – запрещено. Все понимают, что ситуация явно попахивает рейдерством, которое прикрывается правоохранительными органами. Но выхода пока не видно…


Предпоследний руководитель «Днепроспецстали», кризисный менеджер, американский гражданин Даниэль Валк, который и приобрел спецтехнику в надежде оставить криминальных конкурентов с носом, сравнил ситуацию на балке с Чечней. Правда, и назвал скрытую причину интереса к отвалам – банальное воровство. Судите сами, добыча отходов становится все более затратной. Правда, прибыль все равно остается. Но зато какие возможности по вывозу ворованного металла! Одно дело, вкладывать в строительство рудника. Пусть даже с 70%-ным содержанием железа, как на Васиновском месторождении. Другое – добывать скрап, который сразу можно отправлять в мартены. Но, а третье, когда идет «добыча» уже готового и даже упакованного металла необходимых марок. Только реализуй…


Скорее всего, именно это и является основной причиной борьбы за территорию свалки. Технологию воровства рассказывать не будем. Как-никак, а это «ноу-хау» не для общего блага. Хотя догадаться не представляет особого труда. Ведь с мусором можно вывести что угодно…


А недавно это подтвердил и председатель правления Запорожского завода ферросплавов Павел Кравченко, объясняя причину начала остановки восьми печей: «Присутствие посторонних лиц на территории отвалов предприятия активизирует движение на рынке ворованных ферросплавов: после захвата промполигона завода структуры, работающие на теневом рынке металлов, получили возможность беспрепятственно вывозить с территории отвалов все, что посчитают нужным».


По его словам, лица, захватившие отвалы, получают за счет завода дорогостоящие ферросплавы для дальнейшей перепродажи. И процесс движения теневого металла – ворованных ферросплавов – уже активизировался. Это подтверждает и ситуация на участке четвертого совладельца полигона отходов – ОАО «Запорожкокс». Здесь обстановка куда спокойнее, так как отходы предприятия, в основном, перерабатываются на месте, создавая новую продукцию. А то, что вывозится, не представляет интереса для любителей поживиться. Пока…


 


Российский след?


 


В начале июня на «Запорожстали» проходило собрание Совета производителей и экспортеров черных металлов стран СНГ. Его участников заинтересовала возникшая на отвалах ситуация. Особенно то, что захвату свалки способствовали правоохранительные органы – прокуратура и милиция.


Председатель Исполнительного бюро Совета Сергей Петрик был искренне удивлен такой ситуацией. «Такие факты по российским предприятиям мне не известны, хотя у них тоже имеются отвалы, – говорил он. – Особенно на старых предприятиях – как, например, Магнитогорский металлургический комбинат. Но все они разрабатываются самими предприятиями. Повторная переработка этих отходов производства позволяет извлекать из шлаков металлический скрап, который идет в переплавку. Шлаки используются и как строительные материалы. И не у кого не возникает желания захватить отвалы. Так как все понимают, что их владельцем, естественно, является предприятие, которое образовывало и складировало эти отходы. Оно ими и распоряжается. Оно может создавать какие-то дочерние предприятия по переработке отходов или само непосредственно этим заниматься – но это уже дело самого предприятия…».


Безусловно, сама возможность происходящего отпугивает потенциальных инвесторов. Да и не совсем ясно, ради чего в этом принимают участие правоохранительные органы, которые, наоборот, должны препятствовать таким рейдерским захватам, а не обеспечивать им правовую и силовую поддержку. Ведь это пятном ложится и на новую власть, которая делает акцент на развитие экономики и привлечение в нее инвестиций.


Можно сделать ряд предположений, но один вывод вполне ясен. Под этот шум предприятия терпят солидные убытки, которых хватает и без этого. Например, по словам технического директора «Запорожстали» Александра Путноки, ежесуточно, в постоянном режиме, комбинат вывозит в Балку Среднюю 3500 т доменных и 1250 т мартеновских шлаков. До 60% этих отходов производства возвращаются повторно на комбинат.


Сейчас, после блокирования отвалов, предприятие несет двойные убытки. Во-первых, вместо металлических вкраплений, получаемых из шлаков (из отходов), приходится на стороне закупать металлические окатыши за $120 за т. Во-вторых, Балка Средняя заполняется теперь в полтора раза быстрее. А в год за складирование шлаков «Запорожсталь» платит порядка 12 млн. грн.


В настоящее время любые скандальные события рассматривают с украинской точки зрения, т.е. с политическим уклоном. Оппозиция во всем ищет российский след. В данном случае еще и примешивается поствыборный синдром – якобы, месть победителей побежденным. Тем более, что нынешнее запорожское руководство не проявило большого энтузиазма в деле защиты интересов владельцев балки. Создало комиссию, которой и поручило тщательно разобраться в этом вопросе. В принципе, вполне логично. Но время-то идет. Или даже бежит. А теперь подумаем, имеет ли такая позиция оппозиции право на жизнь?


«Запорожсталь» в президентских выборах поддержала Юлию Тимошенко. «Днепроспецсталь» и ферросплавный находятся под влиянием интересов группы «Приват» Игоря Коломойского. Его позицию можно назвать рациональной, так как предпочитает дружить с властью. Но тогда у власти была Тимошенко. Есть и еще один нюанс. Нынешняя украинская оппозиция упрекает власть в продаже страны России. Крым, якобы уже продали. Теперь продают самые привлекательные активы. Но фактов их привлекательности не уточняют. Да и новым хозяевам-инвесторам не особо помогают.


Например, после продажи контрольного пакета акций «Индустриального союза Донбасса» россиянам, предприятиями, тем не менее, руководит тот же управленческий состав. Вот уже полтора года не могут провести собрание акционеров и на «Днепроспецстали». Его инициируют часть акционеров, которые подконтрольны холдингу VS Energy российских предпринимателей Александра Бабакова и Михаила Воеводина. Россияне через ряд оффшорных фирм, таких как Venox Holdings, Middleprime Ltd и Overcon Ent. Ltd, контролируют только 60% акций. Структурам же Коломойского принадлежит около 34%. Но именно они и проводят в жизнь сегодня политику предприятия. Поэтому и генеральный директор до сих пор работает с приставкой «и.о.». А собрание срывают из-за неявки представителей приватовской части собственников.


Скандал на балке не в интересах россиян, так как они намериваются продать предприятие. Например, в его покупке заинтересован «Рособоронэкспорт», так как специфика «Днепроспецстали» позволяет выплавлять необходимые российскому ВПК марки металла. Пока же, обладая блокирующим пакетом, приватовцы успешно тормозят собрание акционеров, чем отодвигают этот процесс. Так что такие дестабилизирующие ситуации не выгодны ни россиянам, ни украинцам. Хотя бизнес интернационален, а интересы магнатов не знают границ. Вот и происходит такой беспредел вокруг отдельно взятой свалки.