Skip to content

Стальные кольца китайского дракона (Часть 2)

5 мин.

Опубликованно: 26 ноября 2004

Импорт и экспорт, Промышленные новости

Темпы роста металлургической отрасли Китая, бесспорно, поражают. Как в прошлом, так и в этом году увеличение объемов выплавки стали в стране составляет около 40 млн. т в год. Даже введение ограничений на разработку и реализацию новых проектов не окажет немедленного воздействия на китайских металлургов.

Металлургическая экспансия

Весной властям удалось остановить «девятый вал» интенсивного строительства сталелитейных и прокатных заводов, которые на волне тогдашнего подъема цен на сталь сооружались в каждой провинции с не меньшим рвением, чем в годы «Большого скачка», но не прекратить поступление средств в металлургическую промышленность. По правительственным данным, объем инвестиций в сталелитейные заводы за 9 месяцев 2004 г. составил 16,3 млрд. долл., что на 40,9% превосходит аналогичный показатель прошлого года.

Правда, согласно информации австрийской компании VAI, средства сейчас вкладываются, в основном, модернизацию и закупку самых современных производственных линий по выпуску продукции с высокой добавленной стоимостью. В то же время, планы по созданию новых плавильных мощностей стали намного скромнее.

Расширяться предполагают, в основном, ведущие металлургические компании наподобие Baosteel, недавно заявившей, что намеревается довести объемы выплавки стали до 40-60 млн. т в год по сравнению с 20 млн. т в 2003 г. При этом, ставка делается на производство продукции высокого передела, преимущественно, в рамках интегрированных комплексов. Прокатные заводы, использующие покупные полуфабрикаты, относительно редки: в основном, это совместные и дочерние предприятия западных компаний, нацеливающихся на выпуск автолиста, оцинкованной стали и материала с покрытиями для изготовления бытовой техники.

Однако последствия этих изменений начнут ощущаться не ранее 2006-2007 гг., когда войдут в строй предприятия, строительство которых началось в последние несколько месяцев. В ближайшие же год-полтора мощности китайской металлургической отрасли будут прирастать производственными линиями, запланированными в 2002-2003 гг., когда ни о каком торможении экономики и речи не шло. Из множества проектов того времени часть была заморожена весной этого года, но и оставшихся хватит для обеспечения 35-40 млн. т ежегодного роста.

Опыт Японии 70-х годов и Кореи 80-х, которые также прошли через этап «взрывного» роста спроса на сталь, показывает, что при достижении определенного уровня потребления (в пересчете на душу населения) темпы роста резко спадают, однако это происходит не раньше, чем национальный рынок оказывается насыщенным, а страна превращается в крупного экспортера.

Вполне вероятно, что такой путь предстоит пройти и Китаю, однако у многих экспертов есть на этот счет свое мнение. Как полагают западные аналитики, в 2005 г. производство стали в КНР достигнет 295-305 млн. т, а в 2010 г. будет составлять, по данным различных специалистов, от 355 млн. до 380 млн. т. Но даже если правы сторонники последней точки зрения, предложение и спрос будут, в худшем случае, сбалансированными. Предполагается, что высокий спрос на стальную продукцию со стороны китайской экономики и неизбежные трудности с сырьем для обеспечения местной металлургии позволят избежать перепроизводства. Так что, недавно появившиеся в прессе предположения от 60-80 млн. т излишков китайской стали, очевидно, не соответствуют действительности.

Сырьевая проблема, которую испытывают металлургические компании Китая, заслуживает отдельного разговора, однако в долгосрочном плане она не представляется непреодолимой. Безусловно, наиболее сложное положение создалось с железной рудой, потребности в которой удовлетворяются во все большей степени за счет импорта. Но австралийские и индийские железорудные компании, похоже, справятся с расширением китайского спроса: уже на 2007-2008 гг. аналитики предсказывают избыточные поставки этого сырья в мировом масштабе.

Сложнее будет с поставками электроэнергии: в этом году перебои с электроснабжением наблюдались в этом году в 24 китайских провинциях из 27. Правда, это вряд ли затронет крупнейшие китайские компании, которые либо имеют собственные электростанции, либо относятся к «стратегическим» предприятиям, получающим энергоснабжение в приоритетном режиме.

Эту неприятность мы переживем

В итоге, если суммировать рассмотренные выше тенденции спроса и предложения на китайском рынке стали, напрашивается вывод, что до конца текущего десятилетия Китай вряд ли будет представлять собой серьезную опасность с точки зрения баланса в мировом масштабе.

Безусловно, такого подъема импорта, как это было в 2003 г., в обозримом будущем не повторится, однако и ранее Китай в 1993-1994 гг. также вдруг резко наращивал зарубежные закупки, а потом возвращался на привычный уровень. При этом, как и многие другие страны, КНР будет выступать как в качестве экспортера, так и импортера стальной продукции. Некоторые регионы страны будут всегда испытывать дефицит отдельных видов сортамента, и, соответственно, будут удовлетворять эти потребности за счет иностранных производителей.

Аналогично, если внутренние цены на китайском рынке не будут значительно превосходить региональный уровень, часть продукции местных компаний неизбежно уйдет за рубеж. Можно предположить, что номенклатура этих поставок будет весьма разнообразной и определяться больше внутренними причинами, чем ситуацией на мировом рынке.

Правда, судя по всему, определенные (и немалые) объемы заготовок и конструкционной стали будут присутствовать в экспорте КНР почти всегда и украинским поставщикам аналогичной продукции, похоже, придется это учитывать, как постоянно действующий фактор.

Что касается взлета китайского экспорта в сентябре-октябре 2004 г., то он как раз представляется достаточно кратковременным явлением, вызванным сочетанием ряда обстоятельств. Во-первых, в стране, действительно, образовался избыток заготовок и конструкционной стали под воздействием торможения в строительной отрасли. Кроме того, при вводе в строй интегрированных металлургических комплексов плавильные мощности в Китае всегда запускаются раньше прокатных; в связи с завершением летом этого года нескольких крупных строек в стране возникли излишки слябов.

Во-вторых, китайское правительство, похоже, взяло сознательный курс на ограничение цен на сталь на внутреннем рынке (только в отличие от Украины это, очевидно, было сделано неофициально, без подписания каких бы то ни было меморандумов). С учетом того, что цены на основные виды стальной продукции в КНР были на 50-100 долл. за т ниже, чем за рубежом (с учетом НДС), китайские компании получили мощный стимул для экспорта.

В-третьих, китайцам было, куда сбывать свою сталь, поскольку экономический рост в США, Японии и самом Китае способствовал расширению спроса. Так, например, в течение первых трех кварталов 2004 г. Китай был шестым по величине экспортером стальной продукции в США (превзойдя при этом даже Японию), поставки составили 1,056 млн. т.

Очевидно, в ближайшие месяцы Китай снова вернется к своему статусу нетто-импортера стали, хотя для этого требуется, прежде всего, снижение цен на заготовки и конструкционную сталь на 40-60 долл. за т по сравнению с нынешним уровнем. Поставки листовой стали будут в значительной мере определяться состоянием региональных рынков, причем в будущем, по мере дальнейшего расширения вертикальной интеграции в китайской металлургической отрасли и перенесения акцента на выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью будет возрастать спрос на горячекатаные рулоны. Так что, определенную негативную роль на мировом рынке КНР все же сыграет, хотя она не будет иметь такого разрушительного характера, как опасаются некоторые специалисты

http://www.ugmk.info

Стальные кольца китайского дракона (Часть 1)

7 мин.

Опубликованно: 25 ноября 2004

Импорт и экспорт, Промышленные новости

Виктор Тарнавский, «Металл бюллетень. Украина»

О возможной дестабилизации всего мирового рынка стали вследствие превращения Китая в крупного экспортера специалисты впервые заговорили еще в 2002 г., когда металлургическая промышленность этой страны начала быстро расти. Ни в 2002-ом, ни в 2003 гг. эти опасения не оправдались, более того, рекордные масштабы китайского импорта стальной продукции в 2003 г. (37 млн. т) оказались отправной точкой для беспрецедентного скачка цен в нынешнем году. Тем не менее, осенью 2004 г. ситуация изменилась.

В сентябре КНР впервые с 1995 г. выступила в качестве нетто-экспортера стали, а в октябре превышение экспорта над импортом достигло уже 490 тыс. т. Китайские заготовки и конструкционная сталь за счет своей дешевизны вытесняют продукцию конкурентов, в том числе украинских на рынках Восточной Азии. Выходит, старые страхи начинают оправдываться? В некоторой степени – да, хотя реальная ситуация в сталелитейной промышленности Китая и ее ближайшие перспективы выглядят весьма неоднозначно.

Эпизод или тенденция?

Данные китайской внешнеторговой статистики за сентябрь-октябрь 2004 г. в определенной степени стало шоком для многих рыночных аналитиков. Так, в сентябре впервые с июля 1995 г. китайский экспорт стали превысил импорт, а в октябре из страны за границу было вывезено уже 2,2 млн. т (из них – 690 тыс. т полуфабрикатов), а ввезено лишь 1,71 млн. т (включая 80 тыс. т заготовок и слябов).

По итогам десяти месяцев 2004 г. общий объем закупок стали китайскими компаниями составил 25,56 млн. т (на 17,7% меньше, чем за тот же период прошлого года), в то время как экспорт, увеличившись за то же время на 77,8%, достиг 10,14 млн. т.

Кроме того, многих участников рынка насторожили данные о производстве стали в Китае. Как сообщает International Iron & Steel Institute (IISI), за январь-октябрь 2004 г. объем выплавки металла в стране достиг 219,1 млн. т, что на 22% (почти на 40 млн. т) превышает показатели аналогичного периода прошлого года.

При этом, рост потребления стали в стране в этом году, по данным китайской металлургической ассоциации CISA оценивается лишь в 16%, а в будущем году может сократиться вдвое – до 8%. И куда в итоге тогда денется «лишняя» стальная продукция? Естественно, на экспорт, угрожая затопить весь восточноазиатский рынок и вызвать падение цен в мировом масштабе.

Пока подобных пессимистических взглядов придерживается по состоянию на сегодняшний день меньшинство специалистов. В западной и восточноазиатской деловой прессе Китай пока что не воспринимается как серьезная угроза. «Цены еще не достигли пика, а их снижение в ближайшем будущем маловероятно», – заявил, в частности, в середине сентября президент японской корпорации Nippon Steel Акио Мимура.

Европейские компании Arcelor, ThyssenKrupp и Corus рассчитывают на рост цен на сталь в течение, как минимум, всего первого квартала 2005 г. и уже анонсировали на январь новые повышения отпускных цен. Правда, здесь следует отметить, что все западники имеют в виду, прежде всего, производимую или высококачественную листовую сталь, а вот в отношении полуфабрикатов и массовой коммерческой продукции, на которой как раз специализируются украинские меткомбинаты, картина может быть совершенно другой.

И все же, сколько в осеннем скачке китайского экспорта долгосрочных тенденций, а сколько – текущей рыночной конъюнктуры? Ведь не следует забывать, что внутренние цены на стальную продукцию на китайском рынке существенно ниже, чем за рубежом, что, бесспорно, благоприятствует внешним поставкам. Попробуем ответить на поставленный выше вопрос, более внимательно взглянув на масштабы производства и потребления стали в Китае, а также постаравшись оценить влияние краткосрочных факторов.

Экономика роста

В последнее десятилетие экономика Китая успешно продолжает линию советского, японского, германского и прочих «экономических чудес» ХХ в.: темпы ее роста не опускаются ниже 8-9% в год, а ускоренная индустриализация превращает страну в новую мастерскую мира. Сотни западных и восточноазиатских компаний размещают там свои заводы, предназначая их продукцию как для экспорта, так и для удовлетворения потребностей быстро растущего китайского внутреннего рынка.

Одновременно и само китайское правительство всеми силами поддерживает строительство новых предприятий, чтобы решить проблему трудоустройства растущего и урбанизирующегося населения. По некоторым оценкам, с середины 90-х гг. в города (в основном, в приморских провинциях) переселилось около 90 млн. чел. из сельских районов. Всех их нужно где-то селить и как-то доставлять из дома на работу, что обуславливает высокие темпы роста в жилищном и инфраструктурном строительстве.

Правда, китайское «экономическое чудо» в значительной степени базировалось на дешевых кредитах государственных банков. Только в 2003 г., по данным американского Institute for International Economics, было выдано новых займов на 362 млрд. долл. При этом во множестве появлялись тревожные признаки финансового кризиса: кредиты часто выдавались без надлежащего обеспечения, многие проекты, получавшие финансирование, были плохо просчитаны с точки зрения возврата вложенных средств, а доля проблемных займов в китайских банках, по оценкам западных экспертов, достигала 40%.

В Шанхае и Пекине ряд компаний за заемные средства строили дома, планируя рассчитаться с долгами в будущем и получить прибыль за счет спекуляций в недвижимость. Именно с этого начинался японский финансовый кризис 1989 г., от последствий которого экономика страны начала оправляться только сегодня, 15 лет спустя. Так, что решение китайского правительства о резком ужесточении кредитной и инвестиционной политики, принятое весной 2004 г., было полностью оправданным.

О последствиях этих ограничений поступает достаточно противоречивая информация. С одной стороны, известно, что в рамках новой государственной политики было заморожено большое число строек, прекращена реализация тысяч непродуманных инвестиционных проектов (в том числе 345 в сталелитейной промышленности), значительно ужесточены требования к заемщикам при выделении новых средств. Было закрыто несколько сотен (по некоторым данным, – до тысячи) мелких металлургических предприятий.

В конце октября китайский центробанк впервые с июля 1995 г. повысил учетную ставку (на 27 б.п.). Благодаря всем этим мерам рост промышленного производства в 2003 г., превышавший 20%, уменьшился в октябре 2004 г. до 15,7%, а в 2005 г., по оценкам американского инвестиционного банка Morgan Stanley, составит не более 11-13%. Автомобильные компании, имеющие заводы в КНР, сообщили в октябре о снижении продаж.

Однако, с другой стороны, китайцам так и не удалось существенно притормозить экономический рост. Во втором и третьем квартале он все равно превышал 9%, а в 2005 г., согласно оценкам Мирового банка, этот показатель достигнет 7,8%. По данным китайской Национальной комиссии по развитию и реформам, объем инвестиций в основной капитал за январь-октябрь 2004 г. увеличился на 29,5% по сравнению с тем же периодом прошлого года, до 527 млрд. долл., при этом иностранные компании нарастили свои вложения сразу на 56% (до 35,7 млрд. долл.).

С точки зрения потребления, это означало снижение спроса на конструкционную сталь при сохранении прежних темпов роста закупок листовой продукции, особенно – ее дорогостоящих видов, предназначенных для производства автомобилей и бытовой техники. В то же сократилась потребность в заготовках, а за счет падения активности в строительной промышленности у многих компаний образовались избытки конструкционной стали, а низкие цены на внутреннем рынке способствовали экспортным поставкам.

Тем не менее, в будущем году рост в китайской строительной отрасли должен возобновиться, только на более «здоровой» основе. Как бы там ни было, граждане Китая по-прежнему нуждаются в новом жилье, дорожная сеть восточных провинций едва справляется с резко увеличившимся потоком автомобилей, западные и китайские компании подкорректировали планы строительства новых промышленных предприятий, но вряд ли откажутся от них. Другое дело, что при этом практически все потребности в конструкционной стали будут удовлетворяться за счет внутренних поставок, однако такая ситуация сложилась еще в 2002 г., а скачок импорта в конце 2003 – начале 2004 г. был, пожалуй, исключением.

Спрос на листовую сталь, при этом, очевидно, мало изменился вследствие введения ограничений. Эта продукция по-прежнему будет востребована в Китае. По данным CISA, ее доля в общем объеме национального потребления стали возрастет от 39,4% в 2003 г. до 43,5% в 2005-ом и 50,2% в 2010-ом.

Всего же, согласно данным китайских экспертов, общий спрос на стальную продукцию в стране составит в этом году около 305-308 млн. т (по сравнению с 260-265 млн. т в 2003-ем), а в 2005-ом увеличится до порядка 330 млн. т. Темпы роста, однозначно, пошли на снижение, и предполагается, что где-то в 2010 г. они уменьшатся до среднемировых 3-4%,а общее использование стали в стране будет составлять где-то 380-400 млн. т/г.

Впрочем, в широких возможностях Китая в части потребления стали никто не сомневается. Вопрос заключается в том, останется ли на национальном рынке хоть какая-то доля для импортной продукции, либо же все будет обеспечиваться за счет внутреннего производства?

http://www.ugmk.info

Наверх

Мероприятие

с 12 апреля, 2022 по 14 апреля, 2022


Время начала - 08:00
Время завершения - 20:00

Выставка MIR-Expo проводится в уникальном формате нон-стоп нетворкинга. Интеграция деловой программы и экспозиции позволяет максимально эффективно работать на деловой площадке, совмещая теорию с практикой и общением. Место проведения Хаятт Ридженси Москва Петровский Парк 5* Ленинградский проспект 36 строение 33, Москва, Россия, 125167

Подробнее ...