Subscribe Now

* You will receive the latest news and updates on your favorite celebrities!

Trending News

Новости

Импорт и экспорт

Война на два фронта 

В повестке дня российских трубных компаний два вопроса: преодоление протекционистских барьеров на экспортных рынках сбыта и защита внутреннего рынка от украинского импорта Дмитрий Сиваков Производство труб традиционно считается подотраслью черной металлургии. В последние годы наших стальных металлургов буквально завалило деньгами. Рыночная конъюнктура была настолько хороша, что крупнейшие сталелитейные компании стали зарабатывать денег столько же, сколько года четыре назад зарабатывали нефтяники. В одночасье озолотились даже вечно прозябавшие рудари, цены на добываемую ими руду на мировом рынке росли очень быстрыми темпами. И только трубные предприятия хоть и пожинали плоды разогретой конъюнктуры, не могли похвастаться внезапно обрушившимся на них богатством. Такая ситуация объяснима. Во-первых, в отличие от рударей и сталепрокатчиков трубники производят конечный продукт, так что цены на него не обладают столь же высокой эластичностью по спросу, как на передельные продукты вроде стального листа или руды. Во-вторых, находясь на самом дальнем фланге передельной технологической цепочки, они вынуждены испытывать на себе ценовое давление всех своих поставщиков, не имея возможности адекватно повышать цены на собственную продукцию. И в-третьих, у них нет таких возможностей для экспорта, какие есть, например, у сталепрокатчиков, и поэтому они не в состоянии максимально эффективно использовать мировую конъюнктуру. Действие этих факторов могло бы вообще вынести российскую трубную индустрию на задворки инвестиционно привлекательного промышленного бизнеса, если бы не ряд обстоятельств. За последние три года в отрасль было вложено около полутора миллиардов долларов в виде инвестиций в новое оборудование. Модернизация производства позволила увеличить объемы производства и качество труб. Это, в свою очередь, резко приблизило индустрию труб к решению двух застарелых проблем — росту экспорта и импортзамещению. Экспорт уже несколько лет увеличивается не только в абсолютном значении, но и как доля от производства. А на внутреннем рынке наши заводы находятся в шаге от полного импортзамещения труб большого диаметра. Таким образом, нынешние победы российских трубников куются на двух фронтах — экспортном (западном) и внутреннем (восточном). И там и там наши производители ведут затяжные бои, в первом случае пробивая эшелонированную оборону местных рыночных конкурентов, во втором — пытаясь создавать такие же плацдармы против украинских производителей. Новости с западных рубежей Экспортировать трубы нашим производителям крайне трудно, а в некоторых случаях подчас и невозможно. Есть трубы большого диаметра (ТБД), которые используются в основном в нефтегазовой отрасли при транспортировке добываемого сырья. Это своего рода хайтек индустрии. Покупателями ТБД, как правило, выступают либо немногие крупнейшие транснациональные нефтяные компании, либо госструктуры добывающих нефть стран. Внедриться на этот рынок, отягощенный многолетними партнерскими отношениями нескольких крупных производителей и потребителей, трудно, и только сейчас российские компании предпринимают попытки закрепиться на нем (см., например, «Низких цен для победы мало», «Эксперт» N12 за этот год). Сфера использования труб малого и среднего диаметра много шире — строительство, машиностроение и ЖКХ. Здесь и потребителей много, а сам мировой рынок, без сомнения, конкурентный. Естественно, он в первую очередь попал в сферу интересов российских экспортеров. Тут-то и началось. Попытки выйти с российскими трубами в Европу почти мгновенно обернулись для наших экспортеров антидемпинговыми расследованиями (первое из которых началось еще в 1997 году). Фактически наши производители столкнулись с эшелонированной и хорошо организованной обороной, устроенной местными производителями. Выяснилось даже, что по бесшовным трубам на европейском рынке действовал самый настоящий картель. За последние годы российской стороне удается эффективно бороться с европейским протекционизмом. Например, Россия приостановила в Еврокомиссии антидемпинговые процедуры по некоторым типам бесшовных труб (см. «О борьбе с протекционизмом», «Эксперт» N20 за 2004 год). Успехи российских экспортеров хорошо характеризует график 4, на котором представлена доля России в европейском импорте по отдельным видам бесшовных труб. Тем не менее европейский протекционизм вовсе не сломлен. Как нам сообщил специалист одной из трубных компаний по вопросам антидемпинговых расследований в Европе, пару месяцев назад европейская промышленность подала в Еврокомиссию новую жалобу касательно поставок труб из других стран, в том числе из России. По данной жалобе уже возбуждена антидемпинговая процедура. Она беспрецедентна, поскольку основана на не имеющих разумного экономического обоснования юридических построениях и является попыткой полностью перекрыть экспорт российских труб в Европу (детали этой истории «Эксперт» надеется опубликовать в одном из будущих номеров журнала). Европейским производителям для борьбы с импортом труб из России потребовался именно юридический выверт, иначе достичь своей цели они не могли. Ведь чтобы подать жалобу напрямую, им надо было показать потери от российского экспорта, однако все жалобщики в последние годы работают с высокой рентабельностью. Так что протекционизм местных рынков — немаловажный фактор эффективности их бизнеса. Перемирие закончилось Емкость внутреннего трубного рынка России лет семь назад составляла около 3 млн тонн. Два года назад он вырос почти в два раза — примерно до 6 млн тонн. Но наш рынок является ключевым источником дохода и для украинских производителей. На Украине три десятка заводов, выпускающих трубы, из них пять крупных. Последние десять лет экспорт труб намного превышал внутреннее потребление на Украине, и главным рынком сбыта все эти годы для украинцев была Россия. В конце девяностых их поставки начали стремительно расти. Бурный рост провоцировали, с одной стороны, предоставленные в 1999 году украинским правительством многочисленные льготы предприятиям черной металлургии, а с другой — практически полная открытость рынка России. Когда доля украинской трубы приблизилась к планке в 30% от внутреннего потребления в России, наши трубники начали защищаться. В результате в 2001 году на межправительственном уровне было подписано соглашение, которое фактически установило квотирование украинского импорта. Действие этого соглашения закончилось в прошлом году, теперь российские и украинские трубники вновь на грани «холодной войны». В украинском проекте нового соглашения отсутствует квотирование поставок труб большого диаметра, что для российской стороны, наоборот, принципиальное дело. Комментирует первый заместитель гендиректора компании «Леман ПАЙП» (занимается в России продажей продукции Харцызского трубного завода) Олег Евсеенко: — Мы не считаем, что результаты торговли по соглашению были позитивными. Условия соглашения не отвечали в полной мере потребностям российского трубного рынка, в частности «Газпрома», по чьей просьбе во время действия соглашения пересматривались украинские квоты на ТБД. Кроме того, внутри самой Украины распределение квот было осуществлено не совсем корректно — основные объемы труб в диапазоне 530-1220 миллиметров приходились на предприятия группы «Интерпайп», а Харцызскому заводу оставалась незначительная часть квоты. Да и вообще, квоты и подобные ограничения не способствуют здоровой конкуренции и ущемляют права потребителей. Мы считаем, что сейчас не существует никаких экономических обоснований для подписания нового соглашения. Во-первых, в России наблюдается рост потенциального спроса, причем не только со стороны «Газпрома», но также и «Транснефти» и других нефтяных компаний. Во-вторых, объемы поставок труб украинского производства не представляют сейчас никакой угрозы для российских производителей, ведь общая доля присутствия украинских труб на российском рынке в 2004 году не превысила 9%. Российская сторона, естественно, с этим не согласна. Глава Фонда развития трубной промышленности Александр Дейнеко считает, что «соглашение оказало стабилизирующее влияние на трубный рынок в целом и на финансовые показатели трубных компаний, привлекающих инвестиционные ресурсы. За три года действия соглашения было инвестировано полтора миллиарда долларов на программы перевооружения и модернизации производства. В результате решена проблема с импортзамещением труб большого диаметра, а количество их производителей выросло с одного до четырех». Так что же нам делать с украинскими производителями труб: оставить рынок открытым или ввести новую порцию квот? О линии обороны на внутреннем рынке В 1999 году металлургические предприятия Украины получили от правительства обширнейшие налоговые льготы (по оценкам Фонда развития трубной промышленности, на начало 2004 года общий объем этих льгот для трубных заводов в денежном исчислении составил примерно 1,2 млрд долларов). Они не преминули воспользоваться ситуацией, бросились снижать цены по экспортным поставкам в Россию и в итоге в 2001 году были вынуждены смириться с квотированием поставок. Но этот экономический эксперимент в целом завершился в 2003 году. Получается, что сегодня нет столь же ярких оснований для обвинений соседей в демпинге. На самом деле эффект от того эксперимента еще действует. Например, льготы на транспортировку труб в Россию. Поэтому-то наши трубники раз за разом поднимают на публике вопрос о демпинге украинских конкурентов. По мнению Олега Евсеенко, «себестоимость производства на Харцызском трубном и российских заводах приблизительно одинакова». У заместителя гендиректора компании «ОМК-сталь» Даниила Гарбуза иная точка зрения: — В целом сегодня себестоимость производства труб на Украине и в России действительно одинакова. Однако не надо забывать, что украинцы более свободно маневрируют отпускными ценами, ведь до сих пор там сказывается реструктуризация налоговых долгов в размере более миллиарда долларов, проведенная в 1999 году, влияние которой завершится в 2007-2008 годах. Только после этого российских и украинских трубников можно считать находящимися в равном рыночном положении. Еще один довод, который приходится слышать из уст обороняющихся от братского импорта, примерно такой: украинская труба плохого качества, поэтому так дешева, в связи с чем и стоит ограничить ее поставки в Россию. Комментирует гендиректор металлоторговой компании «Брок-Инвест-Сервис» Лев Аветов: — По отдельным видам российская труба, например оцинкованная труба Таганрогского и Челябинского заводов, действительно лучше по качеству украинской. Но по большому счету качество продукции у производителей двух стран одинаковое. Даниил Гарбуз считает, что трубы большого диаметра, выпускаемые сегодня на новейших производственных линиях Выксунского металлургического завода, уникальны по своим качественным характеристикам и превосходят аналогичную продукцию украинских заводов. По мнению г-на Гарбуза, проблема еще и в том, что неконтролируемые поставки с Украины нарушают сложившиеся взаимоотношения с потребителями, когда конкуренция производителей развивается не по линии цены, а по линии качества и сервиса. По его мнению, рынок был предсказуем, а агрессивные поставки украинцев его дестабилизируют. В конечном счете это оказывает влияние на ожидания потребителей, ведь демпинговая конкуренция приводит к предложению все более и более дешевой продукции, и в итоге получается замещение трубы того или иного вида на похожую, но много худшего качества. Под угрозой таможенных пошлин В 2000 году импорт украинских труб достиг предельных значений, после чего последовало введение квот. К концу 2004 года этот рост опять увеличился. В начале же 2005 года, когда соглашение перестало действовать, он, по утверждению Фонда развития трубной промышленности, стал увеличиваться опережающими темпами. Если бы объем внутреннего потребления труб рос так же быстро, как и пару лет назад, украинский импорт, может, и не был бы столь серьезной проблемой. Однако, по нашим данным, видимое внутреннее потребление труб снижается. Комментирует Лев Аветов: — Второй год подряд падает внутреннее потребление труб общего назначения. Сказывается падение спроса и со стороны нефтянки, где после «дела ЮКОСа» не самая благоприятная инвестиционная ситуация, и со стороны строительного сектора, и со стороны ЖКХ. Спрос со стороны ЖКХ вообще очень эластичен по ценам — он начинает падать, как только повышаются цены на трубы (а цены на трубы в России повышаются, хоть и не такими быстрыми темпами, как на стальной прокат). Правда, есть и исключения. Например, быстро растут объемы продаж так называемых профильных труб, используемых в строительстве. Связано это с возведением современных зданий и с введением в этой связи новшеств со стороны застройщиков. Однако объемы таких продаж пока невелики. Именно поэтому беспрепятственный импорт труб с Украины вряд ли позитивно скажется на российском рынке. По косвенным данным, украинские производители не собираются развязывать ценовую войну на сжимающемся рынке, навлекая на себя тем самым очередную порцию антидемпинговых расследований и угрозу введения запретительных пошлин. По крайней мере, один из ключевых игроков, корпорация «Интерпайп», объединяющая пять трубных заводов Украины, предлагает добровольное самоограничение поставок. Большой размер — большие проблемы Есть только один крупный сегмент рынка труб, который показывает устойчивую динамику роста внутреннего спроса. Это сварные трубы большого диаметра — от 508 и до 1420 мм, которые используются при укладке магистральных и распределительных нефте- и газопроводов. Основные их покупатели — «Газпром» и «Транснефть». Потребление этих труб «Газпромом» устойчиво растет. Еще несколько лет назад объемы закупок составляли 300-400 тыс. тонн, в прошлом году они выросли до 600 тыс. тонн, а по планам на 2005 год должны дойти и до 700 тыс. Внутреннее потребление ТБД всех размеров в последние годы снижается: в 2003 году оно составляло 1,5 млн т, в 2004-м — 1,43 млн тонн, в 2005 году (по тенденции первого квартала) — 1,15 млн тонн. До 2003 года трубы диаметром 1420 мм в России вообще не производились (часть их закупалась на Украине у Харцызского завода, часть — в Германии, Италии и Японии), а ТБД меньших диаметров производились только на одном заводе — Челябинском трубопрокатном, мощностей которого не хватало, чтобы покрыть и половину спроса. Нет никаких сомнений, что импортзамещение труб большого диаметра является для российской экономики приоритетной задачей. Во время действия соглашения между Россией и Украиной по квотированию импорта российские трубники реализовали крупные инвестиционные проекты. В 2003 году ТМК запустила новый стан по производству спиралешовной трубы диаметром 1420 мм, а в апреле 2005 года ОМК — линию по производству одношовных труб, в том числе и диаметром 1420 мм инвестиционной емкостью в 170 млн долларов. «Северсталь» достраивает Ижорский трубный завод, который также будет выпускать трубы диаметром 1420 мм. В итоге совокупная мощность российских заводов уже в следующем году может составить по трубе диаметром 1420 мм 1,4 млн тонн, из которых 500 тыс. будет делать ОМК, 450 тыс. — ТМК и 450 тыс. — «Северсталь». Это полностью перекроет текущие потребности внутреннего рынка. Что же касается труб большого диаметра вообще, то здесь заявленные производственные мощности российских заводов в 2006 году превысят 3 млн тонн, что покроет внутренний спрос даже с учетом возможности его роста, скажем, из-за начала строительства нефте- и газопроводов из Восточной Сибири до Тихого океана. Теперь понятно, почему Харцызский трубный завод высказывается резко против соглашения между РФ и Украиной по квотированию поставок. Наращивание производства российскими заводами труб большого диаметра и тенденция к сокращению внутреннего рынка уже в ближайшее время может привести к полному импортзамещению. Вклиниться с большими поставками на такой рынок можно, только используя ценовую конкуренцию, возможности для которой у украинцев существенно шире. Для российских же игроков ценовая конкуренция ввиду огромных сделанных инвестиций малоприемлема. Ведь непрогнозируемые на несколько лет вперед поставки со стороны Украины могут не только резко удлинить сроки окупаемости сделанных вложений, но и затруднить реализацию новых крупных инвестиционных проектов, в частности планов инвестировать в производство трубной заготовки (сейчас такую заготовку в большинстве случаев им приходится закупать). Конкуренция важна, однако и сбалансированная защита интересов промышленных инвесторов, вкладывающих свои деньги в новые технологии, новые продукты, новое качество и сервис, тоже необходима.

Related posts

Добавить комментарий

Required fields are marked *