При обсуждении итогов деятельности холдинга «Самрук»
на расширенном правительственном заседании встал вопрос о необходимости
консолидации энергогенерирующих активов и создании новой структуры – АО
«Самрук Энерго». По данным холдинга, консолидация его активов достигла
$30 млрд., но какой будет доля электроэнергетики, пока трудно судить.
Одни объекты «давно ушедшие» к новым владельцам , другие – все еще в
судах…
В Экибастузском бассейне в период приватизации три угольных
разреза попали разным хозяевам: «Богатырь» – американской Access
Industries, принадлежащей выходцу из России Блаватнику, «Северный» – в
счет долгов оказался у РАО «ЕЭС России», «Восточный» – Евразийской
корпорации. Расположенные в этом же регионе три крупнейшие
электростанции также попали к разным владельцам. Аксуская ГРЭС
досталась «Евразийской корпорации, Экибастузскую ГРЭС-1 приобрела
американская AES. И только ГРЭС-2 оставалась в руках государства. Таким
образом, из трех собственников только Евразийская корпорация (ENRC)
имеет завершенный производственный цикл: от угольного разреза до
производства электроэнергии. Потому столкновение разных корпоративных
интересов и судебные иски вокруг Экибастузской ГРЭС-2 в общем-то
объяснимы. В целом же почти все привлеченные инвесторы» «МитталСтил
Темиртау», «Казахмыс», ENRC, Access Industries создали
вертикально-интегрированные структуры, по схеме «уголь-металл»,
«уголь-электроэнергия».
 
Внимание
иностранных инвесторов в середине 90-х было приковано к богатейшему
угольному краю республики – Экибастузскому и к практически новой
станции неслучайно. Первый энергоблок был введен в эксплуатацию в 1989
году, второй – в конце 1993 года. В 1996 году американская Access
Industries, получившая разрез «Богатырь», проектной мощностью 50 млн
тонн угля в год, создала компанию «Богатырь АксесКомир» (БАК).
Американская компания взяла также в аренду активы переданные ей РАО
ЕЭС: соседний разрез «Северный», поле №9 разреза «Богатырь» и станцию
Молодежная. Половину произведенной продукции компания экспортирует в
соседнюю Россию.

Завладевшая разрезом «Северный», проектной
мощностью 15 млн тонн угля в год, и полем №9 разреза «Богатырь» в счет
погашения $40-миллионного долга обанкротившейся «Казахстанэнерго»
российский энергохолдинг передал эти активы БАК контролируемой по сути
российскими бизнесменами.
Другая половина «угольного пирога»
долгое время оставалась предметом спора между РАО ЕЭС и правительством
РК. Казалось, выход был найден в создании казахстанско-российского
совместного предприятия на базе ГРЭС-2 в 2000 году. Но у российской
стороны возникли проблемы с финансовой схемой проведения взаиморасчета,
поскольку РАО «ЕЭС России» не желало платить в доход государства РФ в
виде налогов около $100 млн. со сделки. А правительство РК настаивало
на неправомочности гасить долги обанкротившихся хозсубъектов. Одним
словом, активы станции остаются в статусе спорных.
В августе 2006
г. АО «Экибастузский энергоцентр», входящее в госхолдинг «Самрук»,
передало на 10 лет 50-процентный госпакет АО «Станция Экибастузская
ГРЭС-2» в доверительное управление дочерней компании Access Industries.

Как отмечалось на майском совещании правительства РК, Комитет по
защите конкуренции Министерства индустрии и торговли РК подал иск в
суд, оспорив договор о передаче в доверительное управление компании
Access Industries (Eurasia), LLC. 50% акций государства в Экибастузской
ГРЭС-2 суммарной мощностью двух блоков 1000 МВт. По данным КЗК, сделка
по экономической концентрации угольных активов не прошла процедуру
согласования в антимонопольном органе.

Почему это произошло,
несмотря на то, что еще в момент подписания договора у руководства
«Самрука» были вопросы, да и инвестиционная программа, предложенная
Access Industries, не была утверждена партнером – ЗАО «ИНТЕР РАО ЕЭС»,
осталось неясным. Получается, что доля передана в доверительное
управление без проведения тендера, без участия отечественных
инвесторов?
Между тем, как уже сообщалось на прошлой неделе,
Access Industries обратилась в межрайонный экономический суд Павлодара
с встречным иском к КЗК о признании незаконным бездействия этого
ведомства. Юрист Access Industries утверждает, что его компания
обращалась в Комитет по защите конкуренции МИТ РК с целью согласования
сделки по передаче акций в доверительное управление, однако никакого
ответа со стороны чиновников не последовало. В этом компания видит
основание для иска о приостановлении рассмотрения дела о возвращении
компанией Access Industries в собственность государства 50% акций АО
«Экибастузская ГРЭС-2» в суде Астаны.
В прошлом году, когда ТОО
«Богатырь Аксес Комир» пыталось добиться взыскания с РАО «ЕЭС России»
через суд 1,5 млрд. рублей за отгруженную продукцию, в ответ на это РАО
«ЕЭС России» предложило истцу выкупить разрез «Северный» и часть
имущественного комплекса разреза «Богатырь». В случае подписания такого
соглашения истцу предлагалось продать полученную долю российского
монополиста новому алюминиевому альянсу – ОАО «Русский алюминий».
Сделка оценивалась в $2 млрд.
Таким образом, БАК судится, с одной
стороны, с РАО ЕЭС, с другой – с Комитетом по защите конкуренции МИТ
РК. С 1999 года РАО ЕЭС была инициирована идея создания энергоугольного
СП «УралТЭК» с Access на базе казахстанских разрезов, а также
российских электростанций – Рефтинской, Троицкой и Верхнетагильской
ГРЭС, приспособленных к сжиганию этого угля. Однако «УралТЭК» так и не
был создан, а дальнейшая судьба пятилетнего договора аренды разреза с
БАК после 2003 года осталась неясной.
Но кто бы ни стоял за
компаниями, которые сегодня управляют активами второй экибастузской
станции и угольных разрезов, суть споров сводится к тому, чтобы
угольная база и электроэнергия перешли под контроль объединившихся
металлургических холдингов. Вместе с тем напрашивается вопрос: а есть
ли у казахстанских властей иные планы использования энергии угольного
края?
Пока руководитель госхолдинга Сауат Мынбаев заявил на
заседании правительства о консолидации энергогенерирующих активов.
Основной задачей создаваемой компании является выработка и реализация
долгосрочной политики по модернизации существующих в собственности
«Самрука» генерирующих мощностей и вводу новых. Как показывает опыт
многих стран, предприятиям инфраструктуры и коммунальной сферы трудно
обходиться без участия государства в финансировании на базе
государственно-частного партнерства.

К 2015 году в Казахстане
планируется построить несколько объектов электроэнергетики:
Карагандинскую ТЭЦ-4, Балхашскую ТЭЦ, Семипалатинскую ТЭЦ-3, ТЭЦ-3 в
городе Астане, Кандыагашскую, газотурбинную электростанцию на западе
Казахстана, а также Мойнакскую, Булакскую и другие ГЭС на востоке и юге
страны. Наряду со строящейся ЛЭП «Север-Юг».
На экибастузском угле
планировалось построить пять гидроэлектростанций мощностью по 4 тысячи
мегаватт каждая, что говорит об огромном потенциале угольного
месторождения. Пока же львиная доля угля, производимого в Экибастузском
угольном бассейне, идет в Россию, другая часть – на внутренние нужды
казахстанских предприятий. С 2003 года предприятия РФ стали получать
также электроэнергию из Казахстана. Тогда же и китайские инвесторы
проявили было интерес к этому бассейну Казахстана…
Казахстан и
Китай рассматривали возможность совместного строительства на базе
экибастузских углей новой ГРЭС и ЛЭП на 40 млрд. кВтч в год. Объем
потребления угля составит примерно 20 млн тонн. Протяженность линии
электропередачи из Экибастуза в КНР – 3,6 – 4,8 тыс км. Казахстанская
сторона заинтересована в диверсификации потребителей и поставщиков.
Китай, наверное, тоже стремится к этому. Потому восточные соседи будут
думать, где же электроэнергия дешевле и ближе: в соседней Монголии или
Казахстане. Хотя к монгольским объектам в свое время также
присматривались и российские компании. Одним словом, все стремятся к
диверсификации, но у всех ли это получится – покажет время.