ЧЕРНЫЙ ОТТОК
14 АПРЕЛЯ 2010 г. МИХАИЛ ДЕЛЯГИН
Движение частного капитала – одна из значимых характеристик современных открытых экономик. И хотя более 85% иностранных капиталов, приходящих в нашу страну, являются кредитами и инструментом краткосрочных спекуляций, это правило сохраняет для нас свою актуальность: приток капитала свидетельствует об улучшении хозяйственной репутации страны относительно других стран, отток – о ее ухудшении.
Максимальный уровень чистого оттока капитала – 18-25 млрд. долларов в год – наблюдался в России в 1996-2000 годах. Рекордный для того времени уровень – 24,8 млрд. долл. – был достигнут в 2000 году, когда постдефолтный шок еще владел душами российских и иностранных бизнесменов, а приток нефтедолларов и начавшееся восстановление экономики обеспечивали достаточно широкие возможности для заработка.
После этого, по мере роста коммерческого оптимизма в отношении России, масштабы оттока капитала стремительно падали, пока не достигли в 2003 году минимального за все время реформ уровня в 1,9 млрд. долларов.
«Дело ЮКОСа» смертельно испугало бизнес, обнажив перед ним новые «правила игры», и в 2004 году отток капитала вырос до 8,9 млрд. долл., превысив уровень 2002 и 1995 годов. Однако корпорации быстро поняли, что произвол силовой олигархии носит избирательный характер и служит выгодным для коллаборирующих с ним коммерсантов инструментом монополизации рынков, благодаря чему получаемых доходов хватает и на взятки, и на высокую прибыль.
Поэтому уже в 2005 году чистый отток частного капитала из России упал до символических 0,1 млрд. долл., после чего начался галопирующий приток: в 2006 году он составил рекордные 41,4 млрд. долл., а в 2007 увеличился почти вдвое – до 81,7 млрд.
Весьма интересна внутренняя динамика: первый удар кризиса, задевший и Россию, произошел в августе 2007 года, и за один месяц из страны ушло 6,8 млрд. долл. «чистыми». Однако устойчиво увеличивавшийся тогда приток нефтедолларов на время действительно превратил нашу страну в подобие пресловутого «островка стабильности» – и в сентябре чистый отток сократился до 2,1 млрд. долл., а затем чистый приток возобновился, составив за IV квартал 21,3 млрд. долларов.
Затем настроения инвесторов менялись, подобно маятнику: чистый отток I квартала 2008 года в размере 24,5 млрд. долл. был с лихвой компенсирован рекордным притоком II квартала в размере 40,2 млрд., продолжившимся еще и в июле, когда в страну пришло 17,2 млрд. долларов.
Однако затем мировой кризис перешел в открытую фазу, и чистый отток капитала начал стремительно нарастать – с 7,7 млрд. долл. в августе, 28,6 млрд. в сентябре и 130,5 млрд. за IV квартал, который один с лихвой «съел» весь приток предыдущих двух «тучных лет»!
Отток капитала держался на высоком уровне и в январе – 24,3 млрд. долл., но затем, по мере стабилизации ситуации, резко снизился, а в мае-июне даже сменился чистым притоком, составившим, соответственно, 0.6 и 5,3 млрд. долларов.
Июльская дестабилизация валютного рынка вызвала резкий отток капитала в III квартале, составивший 34,2 млрд. долл., однако уже в IV квартале 2009 года он сменился чистым притоком капитала в 8,3 млрд.
Правда, к концу прошлого года чистый приток частного капитала в Россию вновь сменился оттоком. Если в октябре наблюдался максимальный месячный чистый приток за все время после перехода кризиса в острую фазу (с июля 2008 года) – 9,5 млрд. долл., то в ноябре он снизился до 3,0 млрд. долл., а в декабре чистый отток составил 4,3 млрд. долларов.
Это было связано не с внутрироссийской ситуацией, но прежде всего с колебаниями глобальных рынков, менявших относительную привлекательность России все всякой связи с ее собственным состоянием; такова участь стран, открытых для внешнего влияния и не способных не только корректировать, но даже и просто учитывать его.
В I квартале 2010 года чистый отток составил 12,9 млрд. долл., однако практически весь он (около 13 млрд.) пришелся на январь; небольшой отток февраля был компенсирован столь же небольшим притоком марта, поэтому во II квартале следует ожидать чистого притока частного капитала в довольно заметных масштабах.
При этом банковский сектор, увеличив иностранные пассивы на 1,5 млрд. долл. при росте своих иностранных активов лишь на 0,7 млрд., обеспечил чистый приток капитала в 0,8 млрд. долларов.
Отток капитала был связан не с банковским, но с нефинансовым сектором. Необычной особенностью минувшего I квартала 2010 года является то, что легальные операции нефинансового сектора также примерно сбалансировали друг друга: увеличение иностранных активов на 11,9 млрд. долл. было в целом компенсировано ростом иностранных пассивов на 10,1 млрд. долларов.
Определяющий вклад в динамику движения частных капиталов внесли целиком и полностью нелегальные операции. Они не наблюдаемы даже частично, в результате чего можно учитывать лишь их суммарный результат, сальдо — в виде статьи платежного баланса, деликатно именуемой «пропуски и ошибки».
В I квартале 2010 года чистый отток «черных» капиталов из страны составил 11,8 млрд. долларов. Это максимальная квартальная величина за весь наблюдаемый период (то есть с 1994 года), которая превышает и все годичные показатели, кроме 2007 года (тогда – за целый год – чистый отток нелегальных капиталов из России составил 13,3 млрд. долларов).
В январе-марте текущего года характер движения частных капиталов в Россию и из нее впервые за все время реформ всецело определялся движением полностью нелегальных капиталов – даже не «серых» (к которым относятся, например, невозврат экспортной выручки, фиктивные импорт и операции с ценными бумагами), а целиком «черных»!
Это свидетельствует о снижении управляемости государством сферы капитальных операций и о растущей склонности бизнеса к нелегальным операциям, вызванной, вероятно, ростом как административного давления (в том числе со стороны силовой олигархии), так и общей неуверенности в завтрашнем дне.
Автор — директор Института проблем глобализации, д.э.н.