Skip to content

Замглавы «Русала»: Рост спроса на металлы позволяет говорить о наступлении суперцикла

10 мин.

Опубликованно: 16 июня 2021

Цветная металлургия

Рост спроса на металлы на фоне выхода мировой экономики из пандемии и реализации инфраструктурных проектов позволяет говорить о наступлении нового сырьевого суперцикла, который продлится несколько лет, рассказал в интервью «Интерфаксу» заместитель генерального директора «Русала» (металлургического сегмента En+ Group) по продажам в России, СНГ и Китае Роман Андрюшин. Также он поделился прогнозами по балансу мирового рынка алюминия в 2021-22 гг. и ожидаемым показателям металлургического сегмента EN+ Group в этом году; рассказал о том, как повлияют на цену заявления властей Китая о сдерживании спекулятивного роста металлов.

— Баланс на рынке алюминия значительно улучшился в прошлом году благодаря сильному спросу на фоне открытия экономики после пандемии. Как следствие, резко выросла цена. Не приведет ли это к более быстрому, чем планировалось, вводу новых мощностей? В частности, в Китае, где выпуск металла продолжает бить рекорды, несмотря на поставленные цели по снижению выбросов и использования угля?

— Если говорить о глобальной картине, на рынке наблюдается улучшение дисциплины поставок. Мы не видим бесконтрольного наращивания объемов производства, как это часто случалось раньше в циклах восстановления экономики и спроса.

Китай установил ограничения по мощностям и строго придерживается их, следуя цели по достижению углеродной нейтральности к 2060 году. Идет реформа алюминиевой отрасли: высококарбоновое производство в центральном и восточном Китае пересматривается и консервируется, создаются новые мощности на альтернативных источниках энергии: ГЭС, ветровых, атомных. При общем стабильном уровне производства и растущем более, чем где либо, спросе, китайские производители, снижая углеродный след, внимательнее выбирают поставщиков.

Производители вне Китая не готовы быстро наращивать предложение, реагируя на рост цены и спроса. Не только потому, что ввод мощностей занимает достаточно продолжительное время, но и потому что климатическая повестка предъявляет ультимативные требования ко всем участникам рынка и источникам энергии, которые они используют. Не каждый производитель и не в каждом регионе мира сможет вводить новые мощности с минимальным уровнем выброса парниковых газов. Начинают сказываться ограничения по источникам энергии для новых производств: это должна быть либо гидроэнергетика, либо атомная, либо ветровая, либо солнечная энергетика. Россия в этом смысле выгодно отличается своей долей гидро- и атомной энергетики. Это дает «Русалу» возможность запускать новые производства раньше наших конкурентов.

— Каким вы видите баланс рынка алюминия в этом и следующем году?

— Мы считаем, что в 2021 и 2022 годах баланс производства и потребления будет скорее дефицитным. Дефицит будет наблюдаться в Китае, как в силу обозначенных выше причин, так и потому, что Китай не входил в системный кризис в прошлом году и темпы роста экономики Китая превышают темпы роста в других странах. Поэтому дефицит в Китае может составить от 500 тыс. тонн до миллиона тонн. Дефицит продолжится и в следующем году, возможно даже увеличится в связи с наращиванием потребления.

Вне Китая баланс был долгое время избыточен, но ситуация изменилась под влиянием мощных стимулирующих пакетов во всех странах. В этом году рынок алюминия вне Китая будет сбалансирован либо профицитен до 500 тыс. тонн. В итоге, наш базовый сценарий: мировой рынок алюминия в 2021 году будет либо сбалансирован, либо в небольшом дефиците. Этот дефицит будет удовлетворен за счет складских запасов. Уровень запасов не избыточен, но может выступить буфером в такие моменты.

В 2022 году мы ожидаем очень хорошие темпы роста спроса, но в то же время произойдет определенное наращивание мощностей. «Русал» вводит мощности 350 тыс. тонн на Тайшетском заводе. Есть небольшие запуски в некоторых регионах, но принципиально это картину не изменит. Думаю, что умеренно сбалансированный, отчасти дефицитный рынок в следующем году поддержит здоровый уровень складских запасов и справедливую цену на текущих значениях и выше.

— Продолжит ли давить на цену алюминия недавнее заявление властей Китая о желании сдержать спекулятивный рост цен на commodities или эффект уже отыгран?

— Я не считаю, что текущий уровень цен спекулятивен. Он эластичен, он отражает соотношение спроса и предложения, причем на китайском и некитайском рынках. Напротив, можно рассматривать заявление китайских властей как спекулятивное, это уже попытка манипулирования рынком в части удержания цены. Это привело к тому, что цены на алюминий внутри Китая понизились на $80-100. Это не в пользу Китая — мало кто захочет импортировать металл в Китай с потерями в $100 на тонну.

К чему это приведет? К тому, что китайский дефицит не будет удовлетворен металлом из некитайских источников, а потребление будет искусственно ограничиваться. В среднесрочной перспективе Китай сможет компенсировать убывающий импорт, продав металл из резервов, но они ограничены 800-900 тыс. тонн алюминия, что не так значительно при спросе в стране порядка 38-40 млн тонн. Дальше придется вводить жесткое регулирование цен, но я не думаю, что Китай на это пойдет. Также не думаю, что Китай намерен серьезно ограничивать спрос, сокращая доступность металла и поддерживая нерыночные цены. Я все-таки считаю, что снижение носит локальный характер и справедливый паритет внутрикитайских цен с мировыми восстановится.

— Продажи «Русала» снизились в первом квартале из-за нормализации запасов после всплеска спроса в четвертом квартале 2020 года. Это было разовое явление и во втором квартале динамика улучшилась? Что можно сказать о премии?

— Очевидно, что во втором квартале цифры будут выше, чем в предыдущие периоды, потому что цена растет и премии растут. Премии достигли серьезных значений во всех регионах. И я уверен, что это еще не пик премий. Посмотрим, как будет реализовываться программа стимулирования экономики в Америке. Уже идет обсуждение дальнейших мер, и это дает основания полагать, что эффект от них будет не краткосрочным, а скорее средне- и долгосрочным. Строительство инфраструктурных объектов не происходит за один день. Поэтому металлурги будут себя чувствовать комфортно в течение этого года и на протяжении следующего года как минимум.

Это укладывается в известную историю о вызванном коронавирусом и последующей ситуацией сырьевом суперцикле, о котором Goldman Sachs и JPMorgan объявили еще в марте-апреле.

— Сколько может длиться этот суперцикл?

— Я думаю, что все-таки он будет измеряться годами, а не месяцами, если мы не берем в расчет «черных лебедей» типа пандемии или санкций. Длительность объясняется долгими производственными и инвестиционными циклами. Строительство нового завода занимает несколько лет, период окупаемости — несколько десятилетий. Я в отрасли уже 25 лет и помню минимум три явно выраженных цикла. Возможно их было даже больше… Сейчас циклы ускоряются, рынок более волатилен и быстрее реагирует на дополнительный спрос или дополнительное предложение, но протяженность цикла все равно, как мне кажется, остается значительной.

— Выросла ли во втором квартале доля продукции с добавленной стоимостью (VAP)? Каков таргет «Русала» по VAP на 2021 год?

— Ожидаем, что в этом году будут побиты все рекорды предыдущих лет по доле продукции с добавочной стоимостью. Мы продадим максимальное количество сплавов, их доля превысит 50% в реализации «Русала». Наши ожидания — 2,1 млн тонн. В 2017 году доля также была близка к 50%, но сейчас производство вырастет в абсолютном выражении, поэтому продажи VAP окажутся примерно на 300 тыс. тонн больше.

Также мы побьем рекорд по продажам в России и СНГ — продадим 1,2 млн тонн против 1 млн в предыдущие три года. За семь лет продажи в России и СНГ удвоились. Этого удалось добиться благодаря нашим усилиям по развитию спроса и импортозамещению. Наша задача — достичь 1,5 млн тонн продаж к 2025 году и 2 млн тонн — к 2030 году.

— Вернемся к суперциклу. Могут ли у него появиться новые драйверы? Например, внедрение новых, более экологичных по сравнению с литий-ионными, типов аккумуляторов, в которых выше доля алюминия? Как ведет себя спрос в традиционных секторах?

— Безусловно, возможный ввод в эксплуатацию новых типов аккумуляторов будет одним из новых факторов дополнительного роста спроса на алюминий, но не единственным и даже не основным. Как выяснилось, не сказала своего последнего слова такая традиционная сфера применения, как производство алюминиевой упаковки, фольги и банок. В 2000-е и 2010-е этот рынок замер, производители и потребители считали, что его потенциал исчерпан; downstream переключал мощности на другую продукцию — корпуса и компоненты для автопрома, которые стали крупнейшими драйверами спроса и останутся ими в следующие 10-20 лет. Последнее время мы были впечатлены агрессивными темпами роста применения алюминия именно в автомобильной промышленности. Но после пандемии в секторе производства упаковки и банок произошел такой взрывной рост, который поставил многих производителей перед выбором: не стоит ли обратно возвращаться в этот сектор или строить новые дорогостоящие мощности. В мире спрос на банки и упаковку всех видов вырос на двухзначные величины в процентах, в России — на 20%.

Что касается автомобильной отрасли, алюминий остается главным бенефициаром расширения производства: если не по стоимости, то по удельному весу точно. Электромобили также главным образом реализуют свою технологическую повестку за счет алюминия. Спрос со стороны сектора батарей является новым для нас. Превзойдет ли он спрос других секторов и направлений, сложно сказать, но очевидно, это потребует роста новых мощностей, потому что сейчас они дефицитны.

В последние годы автомобильный сектор занимал больше 50% в приросте спроса на алюминий. В общем потреблении он тоже прибавляет и стремится к 35- 40%. Другие традиционные крупные сферы, на которые приходится от 20 до 30% — упаковка, энергетика, строительство, также растут. Мне очень интересно посмотреть, какой сектор будет следующим драйвером роста спроса на алюминий, конкурируя по доле в приросте спроса с двумя мастодонтами: автомобилями и упаковкой. Очевидным бенефициаром может стать строительство, но спрос в энергетике тоже может удивить в среднесрочной перспективе своим потенциалом и новыми технологическими решениями.

— Какая доля в продажах сейчас у Glencore? Как изменяется клиентская база «Русала»?

— Доля Glencore в этом году снизится ниже 15%, и тенденция к снижению продолжится. Glencore приобретает только первичный алюминий, который дистрибутирует в большей степени в Европе. Увеличение доли сплавов в реализации, сопряженное с работой с конечным потребителем, приводит к расширению списка наших клиентов. Сейчас глобально у нас более 600 клиентов. Мы углубляем интеграцию и взаимодействие с нашими ключевыми клиентами как в рамках глобального контракта, обслуживая клиента на всех континентах и во всех регионах присутствия, так и расширяя номенклатуру продукции и удлиняя срок действия контракта. Наш приоритет — долгосрочно работать с конечным потребителем, специализируясь на высококачественных сплавах и продукции с добавленной стоимостью, выступая практически партнером по аутсорсингу литейных мощностей нашего клиента.

— Премия за низкоуглеродный статус металла, которую получает алюминий «Русала», достигает $50 за тонну. Как, по-вашему, будет развиваться ценообразование в этой сфере?

— Я думаю, что мы сейчас находимся в восходящем тренде углеродных премий. Для этого есть множество причин, как в части баланса производства и потребления, так и в части затрат.

С точки зрения производства в ближайшие годы будет наблюдаться явный дефицит низкоуглеродных мощностей и низкоуглеродного продукта, спрос на него нарастает с геометрической прогрессией, превышая предложение. Появление премии свидетельствует именно об этом. А дальше уже рынок определит справедливый уровень премии.

С точки зрения затрат, индикатором может являться европейский углеродный кредит, который вырос с начала года втрое, до $60 на тонну C02, и, по ряду прогнозов, к концу года может достичь $100, а в будущем году — $150.

Уважаемые мировые агентства уже публикуют benchmark. Сейчас премия во многом уникальна: какие-то клиенты платят $5, какие-то $50. Все зависит от персональной оценки клиентом ценности низкой углеродности металла в общей корзине поставок и давления на него рынка в части требования низкой углеродности его конечной продукции. Премия в $50 является пока, скорее, нашим достижением. Зачастую такую цену вынуждены платить те клиенты, которые не смогут доказать свою низкую углеродность при реализации готовой продукции из алюминия: им надо будет либо платить углеродный налог, либо терять рынок из-за высокой углеродности.

Мир принципиально поменялся, экологические факторы поставщика зачастую являются решающими в конечном выборе потребителя. Мы все производим стандартную, высококачественную продукцию, но настоящим маркетмейкером сейчас становится углеродный след и экологичность компаний. Это главное конкурентное преимущество, которым мы гордимся в «Русале».

Добавлю, что «Русал» не собирается спекулировать либо каким-то образом нерыночно использовать свое карбоновое преимущество. Мы продаем и будем продавать по рынку, на котором представлена разная продукция: высокоуглеродная и низкоуглеродная. У клиента всегда будет выбор. «Русал» в этом случае очень выгодно позиционирован для клиента, который может выбрать металл нужной ему углеродности.

Источник: «Интерфакс-Россия»

Наверх

Мероприятие

с 30 сентября, 2021 по 2 октября, 2021


Время начала - 09:00
Время завершения - 18:00

Цель мероприятия- объединить на региональной отраслевой площадке  представителей власти, бизнес-сообщества, поставщиков услуг и технологий, иностранных и российских экспертов для решения  практических задач повышения эффективности деятельности по обращению с ломом и отходами металлов для  обеспечения металлургии сырьем и содействия в поддержании экологического, экономического и социального благополучия в стране.

Подробнее ...